СПРАВКА  википедии:

Тананыкин Степан Александрович, глава муниципального образования город Мурманск и председатель мурманского Горсовета, депутат мурманского городского Совета. Партия «Единая Россия». В августе 2010 года был избран главой города Мурманск из состава депутатов горсовета Мурманска после удаления горсоветом в отставку в июне 2010 года Сергея Субботина. Пробыл в должности 3,5 месяца.

ФОТО —  https://nord-news.ru

За него проголосовали коллеги депутаты, но кандидатура была предложена губернатором Дмитриенко (полагаю, по подсказке Мусатяна). Ранее, в 2004-м Тананыкин воспользовался услугами этого политтехнолога, чтобы войти в состав горсовета – это положило начало их сотрудничеству в политике. В 2009-2010гг. они шли в авангарде кампании против мэра Субботина: Мусатян организовывал травлю, а депутаты-«мусорщики» (Тананыкин и Сорокина) сочиняли позорный судебный иск. Мэра Субботина отстранили бы в любом случае (его судьба была предрешена ещё до выборов — таково было решение высших московских единороссов). Депутаты горсовета лишь уловили нужный момент, чтобы поживиться, как грифы-стервятники, почуявшие кровь на поле боя.

Мусатяном тогда двигала обида (об этом сайт уже писал) – он не получил пост заместителя мэра по ЖКХ. Тананыкин тоже страшно обиделся на Субботина – об этом будет подробно рассказано позже. Но в самом начале 2005 года после своего избрания в горсовет Тананыкин терзался совсем иными чувствами. Тогда, почуяв близкий конец своего «дона Корлеоне» Горшкова, он тоже решил поживиться и прибрать доходный бизнес к рукам, однако боялся мести Горшкова. За помощью он отправился к вице-губернатору Субботину и к милицейскому начальству. (К размещённой выше фотографии вполне подошла бы подпись «Я расскажу вам, Сергей Алексеевич, ВСЁ!») Что-что, а такие откровения представителя криминального бизнеса в кабинете вице-губернатора подлежали обязательной звукозаписи. Так и было сделано. Разумеется, он рассказал далеко не всё, что знал, и далеко не всё сказанное было правдой. Но эту информацию сполна дополняли другие источники. На сайте появится ещё много интересного о предприятии «Бизнес-сервис» и его сотрудниках.

Разговоры с Тананыкиным в кабинете Субботина

17 января 2005 года, (12-10, продолжительность 56 мин.)

Как я уже говорил, он (Горшков) приехал из Арабских Эмиратов. Мы (с Андреем Кривошеевым) все-таки, набрались смелости выдать ему то, что думали на протяжении ряда лет. У него были другие планы. Он привык, что нас можно уболтать.

Мы сказали, что работать с ним больше не намерены потому-то и потому-то. Наговорили очень много ему. Накал такой был, что говорили напрямую ему. Он человек такой: он по работе ничего не знает, но в части поговорить у него язык подвешен очень хорошо. А у нас напротив: знаем работу, знаем отношения, может психологи чуть-чуть, но не можем, как он говорить, на болтушках на этих. Решили мы с ним конкретно расстаться. Этот разговор был у нас в субботу с 10 утра до 9 вечера.

Вы знаете, что присутствуют парни (имеется в виду «силовая» часть группировки, во главе с Ждановым и Голубевым), он их на завод притащил. Пока он был в ОАЭ, они тоже хоть немножко, но понимают и видят, кто работает, кто деньги зарабатывает, а кто деньги, извиняюсь за выражение, просерает постоянно. Мы немного поспешили. Они тоже хотели чуть позже заявить ему, чтобы он сидел дома и больше не лез. Они тоже понимают, что ему в этом мире дороги нет. То в мэры, то туда, то сюда. Мы со своей колокольни по бизнесу решили с ним расстаться окончательно.

Начну с самого начала, почему это все у нас, как мы дошли до данной ситуации. Все это началось в 1998 году. Есть фирма «Севзапгеоресурс» — до сих пор работает. Мы с Андреем и еще с парнем из Питера и из Прибалтики работали. Работали нормально, зарабатывали деньги. Тут встал вопрос: мы с Андреем мурманчане, а они — месяц через месяц.

Один в Питере живет. Он мурманчанин, но переехал туда — Виктор Обойкин — один из учредителей «Севзапгеоресурс». А второй — Кульбис Албис, он живет в Прибалтике. Они в Североморске служили, поэтому хорошо друг друга знают, и по металлу сошлись в 1993 году, как мы с Кривошеевым. Мы успешно с ними работали, зарабатывали деньги. Но потом встал вопрос — покупать технику и как-то развиваться, покупать в собственность и как-то укрупняться. Мы стали расти, деньги есть. Они – нивкакую, потому что они месяц через месяц, их так устраивает. На этом фоне мы с ними разошлись, нормально, не так, как с этим. Разошлись и стали вдвоем работать. На тот момент у нас была крыша, нас она устраивала, потому что мы никуда не лезли, ни разборок, ни криминала не было. Мы платили им копеечку, и нас это устраивало. У Крив…ва появилась любовница Алла Викторовна Березовская, двоюродная сестра Лены Горшковой. Она, естественно, была в курсе, что с «Севзапгеоресурсом» мы расстались. Она Кривошееву и присоветовала, мол, давай к Горшкову. На тот момент Горшков пьянствовал. Один раз сходили к нему на квартиру, улицу я не помню, в девятиэтажке они жили. Посмотрели – синий, никакой. И мы забыли про этот вопрос. Через полгода мы пошли к Семиохину. У того очередь, и к нему просто так не пробиться. Ну, давай опять к Горшкову. Пришли к Горшкову, Горшков пить бросил. Но он собирался куда-то в отпуск уезжать. У нас какая-то проблема с лицензией назрела. Мол, так и так, надо лицензию получить. А он тогда еще с Мишей Фаламеевым был. У них с Лёвой ресторан в собственности был. Ему надо отдать должное, он уже покрутился и все это хозяйство знает. Он на нас посмотрел — приходят парни и предлагают 30, 40, 50 тыс. долларов в месяц зарабатывать. Ну, идиоты или врут! (не поверил) Договорились так: мы платим 5 тыс. долларов, а ты помогаешь нам в решении каких-то вопросов. Мы стали платить ему по 5 тыс. долларов. Офис на тот момент у нас был на Журбы. По металлу мы динамично развивались, деньги, соответственно, зарабатывали хорошие, потому что расходы были минимальные.

У нас с самого начала было две параллельные компании: «Севзапгеоресурс» и «Бизнес-сервис». Деньги были общие. Мы купили территорию на Первомайской, стали технику покупать. И пришли к нему с таким предложением. Он долго думал. Уехал в отпуск. Спихнул нас на Мишу Фаламеева. Потом сам рассказывал, как думал: «Может, развести их, сказать, что лицензия дорого стоит.» Это он потом нам рассказал. Мы с Андреем посоветовались — вроде нормальный человек. Мы же не знали, кто он такой. Оказалось, шакал в овечьей шкуре, а не волк. Предложили взять его в долю. Думали, что он будет быстрее шевелиться. Тем более, он говорил, что у него в администрации все схвачено, и Евдокимов у него там… А на самом деле оказалось… И про вас в том числе говорил – мол, друг Путина, вместе в Германии служили. На самом деле у него один товарищ в администрации работал на мелком уровне, но его выгнали — Вадим Карпенко. Мы ему машину купили. Он с нас денег потянул, конечно. Когда мы ему начали вспоминать, всплыло очень много разных моментов, где деньги просто не подтверждены, и такие серьезные суммы. Но по этому мы к нему претензий не имеем. Основные претензии в том, что он методично разваливал, разрушал бизнес. Это еще до политики началось. Сначала он захотел быть Доном Корлеоне. Прикрыл свою жопу от Льва Николаевича (Семиохина), притащил парней на завод с «Фигурой». Конечно, мы были категорически против, но он сказал: «Посмотрите, что будет.» В этой ситуации мы просто оказались в заложниках. Мы ничего не могли сделать. Мы не знали, какое отношение… Он же с парнями со своими. Сейчас мы ему выдали, как он разрушал этот бизнес. Примеров привели, черт знает сколько. Потом уже перешли к политике. «Вот, меня Евдокимов поддерживал, Субботин. Они меня подставили.» Ладно, не будем первые выборы брать, мы тебе поверили, что тебя подставили. А вторые, в облдуму? Мы тебе не говорили? Говорили! Он говорит: «Вы же не пришли, не сказали в ультимативной форме – все!» Как тебе сказать? А эти мэрские выборы? Мы тебе не говорили? Говорили. Мы к нему пришли: «Андрюха, вот деньги, десятка». А он вопрос о выборах завел: «Эти выборы мы точно победим, потому что у меня столько-то тысяч. Сейчас сетка у меня другая.» Я ему: «Где будем брать деньги? Мы не будем финансировать». Он эту десятку кинул в лицо мне, говорит: «Пошли на х..!» Подскочил, занервничал и убежал. Этот момент был в середине-конце октября. Мы эту десятку забрали, положили в общие деньги. И не ходим к нему. Ну, что ходить-то? Что же такое творится? Тогда стали подумывать, как нам с ним разойтись и все. Не ходим к нему неделю, сидим у меня в кабинете. Мой кабинет на 3-м этаже, у него на 2-м. Он это видит. У него тетрадка находится общаковская и деньги общаковские. Деньги начали таять. Мы деньги начали в другое место складывать. Он понимает, что что-то готовится. Он начинает под меня копать потихоньку и говорить с Кривошеевым: «Вот, Степан такой, квартиру себе купил там. И машина ему — не машина. Ту десятку, которую я кинул, он ее взял». Вот такую гнилуху разводить начинает. Кривошеев ему: «Да нет, вот она, все нормально». Через неделю, сидим мы у меня в кабинете — залетает, сподобился на 3-й этаж подняться. Погнал на меня: «Ты! Любитель мормышек, ты мою жену зачем? Что-то там твоя жена…»Стой, что ты орешь, во-первых?» Я взбесился и понес на него соответствующим образом. Кривошеев говорит: «Пойдемте на 2-й этаж разбираться». Пошли на 2-й этаж. Я ему высказал, что я о нем думаю: «Все, я ухожу, ты меня зае…л, мне ни хера не надо. До того морально мы устали, это просто жутко». А он: «Очень хорошо. Давай, уходи.» А Кривошеев ему говорит: «Я тогда с тобой не буду». Надо было видеть его. Восемь часов он нас уговаривал. Кое-как нас уговорил пока не расставаться, потому что он выберется. Хорошо, давай выбирайся. Опять дал нам уболтать себя. А почему он избирается постоянно, я не знаю. Или он хочет прикрыться этим мандатом. Этого я не могу понять до сих пор. Потому что просерать столько денег – просто жуть! Андрей, посмотри сколько денег мы просрали? На эти деньги можно было бы хрен знает кого купить. «Да нет, вы не понимаете. Универмаг «Мурманск» будет приватизироваться, «Арктика» наша, это наше…» И это он рассказывает этим пацанам тоже (бандитам своим).

У меня глаза не горят. Это у него горят, у него больное воображение. Ну, ладно. Пошел он на выборы, хер с ним. Тут он под выборы подписал своего сына. Я не занимался выборами. Уговаривали они меня: «Иди в Горсовет. Ты 100% пройдешь. Мы сейчас вот блоком». И эту стратегию они выработали, блок составили. Я ему: «Андрей, никто нас не пропустит». Я ему и так пытался, и так. Есть фирма, она на протяжении 10 лет занимается нефтью. Вот, приди ты туда и скажи: я буду здесь генеральным директором и учредителем, пошли все на хер! То же самое в Администрации. Это я со своей колокольни рассуждаю. Это тоже своеобразный бизнес. И ты хочешь прийти туда и сказать «пошли все на хер!» Кто тебе даст? Ну никак не объяснить человеку. Ладно, хер с ним. Пошли на выборы, блоком. Я-то общаюсь с другими людьми: с Сашей (Оробием), с Мусатяном.

Я прихожу к нему за месяц и говорю: «Андрей, все это, твой Паша и эта (еще там женщина тоже главным была) надо сделать по науке. Для этого есть наука – социология, есть политология, есть люди, которые учатся этому в институтах. Надо обратиться к специалисту, чтобы соцопрос сделать, чтобы знать, что на старте, что в середине, что в конце. «Да херня, у меня все есть!»

Я по себе заказываю соцопрос, не ставя его в известность. Вижу то, что и должен был видеть: один голос из 300 опрошенных. Обратился к Андрею (Мусатяну). Он со своими специалистами помог. Я ему заявил, что я иду отдельно. Но они уже рекламу блока запустили, листовку блока запустили. Ладно. Мы выпускаем отдельно под меня газеты у Оробия в офисе, листовочки, отдельно работаем с избирателями. Что получается в итоге. Они, конечно, обливают меня грязью на всех своих совещаниях. Я там не присутствовал. Ему говорили: «Да куда он от тебя денется, да он только навредит, ты у нас флаг, тебя выберут». Он сам говорил: «За меня люди проголосуют и за всех остальных проголосуют». Это уже потом люди стали рассказывать, и Колбушков и Дима Малышев. Фиг с ним, это как бы в планах. В итоге что получается: Тананыкина выбирают. Этот отключает телефон и выгоняет всех из кабинета. Я ездил по участку собирал подписные листы, а он там сидел. Кривошеев говорит, что я пропустил момент, когда стали стекаться голоса в офис. Хотелось на это посмотреть. Он меня не поздравил, это, соответственно, понятно, уехал с завода. Мы с Андреем купили коньяка, приехали на завод, там уже никого нет. На следующий день его на работе нет, еще один день — нет. Скрипя зубами, через три дня он меня обнял «Степан, поздравляю». Понятно, что он нож готов был воткнуть в спину.

У нас с ним продолжают накаляться отношения. Я начинаю раскрывать глаза его пацанам, что работа в горсовете и администрации — это не то, о чем вы думаете о чем вам говорил этот товарищ. Это вот то-то, это то-то. Там никак не украдешь, не приватизируешь, все под боком у областной администрации. То, что я понимаю, то и довожу. У них возникают свои мысли, они тоже начинают анализировать. Наших денег с Кривошеевым ушло, фиг знает сколько. Ну, собственно, и у Горшкова, и у пацанов ушло денег много. Они начинают подсчитывать. Когда мы ему высказывали, мы спросили у него: «Вот мы 5 лет вместе, ты хоть копейку заработал?» Он говорит: «Я же тут руководил». Он ничего не заработал, ничего не сделал. Все, что мы в пример ему приводили, он только разваливал целенаправленно и методично. Из чего у нас сложилось впечатление, что он не приспособлен к бизнесу. У него какая-то своя логика, какая-то темная и непонятная. Вот, вроде бы и все.

Сейчас мы с утра поговорили. Он, видно, за выходной с Леной (женой) поговорил, посоветовался. Мы тоже с людьми повстречались. Андрей (Кривошеев) повстречался с вашими коллегами (из УФСБ), у него там знакомый давно тоже. Поговорили. Нам что рекомендовали: побольше этот факт осветить, чтобы побольше народу узнало. Потому что человек он такой, темный. Его бы направить в какое-то русло. А хер его знает, в какое. Относительно того, что он нас заказывает — до того уже надоело. Уже думаем: хер с ним, будь что будет.

Кривошеев говорит: «Хоть сейчас поехали, возьму биту и буду ломать ноги». До чего уж он спокойный! Он шесть лет молчал. Почему Горшков на него ставку и делал. А я ему высказывал, поэтому был очень херовый. Он не любит, когда ему правду в глаза говорят. А теперь получилось наоборот: Кривошеев, как начал ему выдавать это все, теперь Кривошеев херовый.

С Рузанкиным непонятно. Рузанкин заходит к нему, поговорит… Нам Рузанкин совсем другое говорит. Горшков говорит, что у него с губернатором все в шоколаде: «Я с губернатором встретился. Губернатор говорит: «Иди в горсовет, Андрюша».

Мы с ним первый год еще работали. А потом раз соврал. Видно же, что человек соврал. Не проверяли специально, а информация пришла другая. Два, три. Под конец уже 90% мы ему не верили в то, что он говорил. Что все это вранье было, и с губернатором, и вообще все.

Когда меня выбрали, с ним поговорил Рузанкин. Вышел, поздравил меня и говорит: «Я ему не стал говорить, но губернатор сказал, что ему в политике п…дец». Что их связывает (с Рузанкиным), мы не можем понять. Что его держит на крючке? Он готов не ездить туда.

Кое-кто считает, что Рузанкин кормится из его рук. Многие считают, что и Кулиш — человек Горшкова, и все нити управления бизнесом он в руках держит, и вы у него все под колпаком.

Херня полная. Смешно. Это понятно, люди так и будут думать. Кулиш подпрыгнул, когда я ему в субботу сказал, что мы расстаемся. «Покажите мне какую-нибудь бумагу!» И так же все люди у нас думают, за редким исключением. Коля Сорокин от него остался. Он семейку всю свою притащил: Лена Горшкова, Паша Горшков, Наташа Горшкова. Коля Коколо еще там ходит.

Мы в субботу сразу уволили всех его строителей.

А Орлянский? Ведь его и жена, и теща там у вас работают.

Анна Михайловна наша. Мы с ней начинали, мы ее притащили. Это не его люди. Его люди — это Сорокин. И то, я бы как сказал, знаете, он скорее с нами останется, чем пойдет с ним. Это единственный.

Остается еще силовая часть группировки.

Мы с ними разговаривали, они останутся с нами, как они сказали. Но, понимаете, что он может напеть им? Мы ему сказали: «Если у тебя возникла мысль темная, мы со своей стороны подстраховались. Мы с тобой точно никогда работать не будем». Он ни копейки не заработал. Мы не будем его кидать, будем нормально расходиться, третью часть ему выплатим. Не знаю — сразу, частями. Да, деньги имеют свойство кончаться. Если они не добавляются, то они быстро кончаются. Он палки в колеса вставляет уже сейчас. Мы ему сказали: «Андрей, тебя не должно быть на заводе. К нам будут приезжать люди. Ты выходишь из учредителей». Он: «Давайте, я приглашу своего человека, он это оценит, он, может, это все купит. Вы мне третью часть даете, и я из всего выхожу». Нет. Мы сейчас приглашаем независимых экспертов, ты приглашаешь своего человека. Мы придем к консенсусу. Но ты сейчас здесь не присутствуешь. Он уже вставляет палки, пытаясь развалить, но ничего он у нас не развалит. Ну, опустит немножко, ну, не заработаем. Но это ничего страшного.

Может только физически… Как он говорит: на переправе коней не меняют, ты или там, или там.

У вас же проблема сохранения бизнеса. Скупки закрыты.

Нет, не закрыты. Приостановлены. В суде материалы давно. Как Горшков говорит: «В суде мы выиграем, ля-ля-ля». Если суд выиграется, работать нам не дадут.

В ЦУМРе решён вопрос?

По ЦУМРу: Кулиш же там общается. Ему позвонили, чтобы он привез отчетные документы. Вроде как на квартал нам продлят реализацию военного имущества.

У нас есть фирма, где мы вдвоем учредители. Слава богу, туда его не ввели еще.

Я вчера встречался с вашими товарищами оттуда, проблем нет. У Федотова самого проблемы, какая-то комиссия приезжает.

Нет у него никаких проблем.

Он (Горшков) нам полтора года сказку рассказывает, мол, Федотова должны скоро уволить. Я ему говорю: «Андрей, это генерал. А ты кто?» — «Вот, люди из Москвы приезжали, мне обещали».

Недавно, говорят, он с каким-то генералом ФСБ из Питера общался?

Не генерал, вроде, отставник какой-то. Он с ним долго разговаривал, а тот ему что-то пообещал.

Вот такая грустная история. Хотя виноваты мы сами, потому что с одной стороны, в заложниках были, а с другой стороны, хотелось на лучшее надеяться.

Вчера ездил с ребенком в МКТИ, встретил там Колю (Рузавина), из «Зевса». Ему рассказал, он не поверил. Ладно, говорит, я к вам потом приеду. У нас есть информация, что Федотов и «Северсталь» — есть там какая-то связка. Вот Коля и сказал: «Наверное, какой-то ход придумали». Я говорю: «Звони Кривошееву, он тебе скажет, что готов с битой ехать ноги ему ломать, хоть бы чем ему это не грозило». Он к нам приедет, поговорит. Там тоже какая-то связка есть.

Есть информация, что «Зевс» финансирует газету «Мурманский криминал».

Амрахов? Его никто не финансирует, он по крохам везде побирается. Может, «Территория закона»?

Точно!

«Территорию закона» точно никто не финансирует.

Все металлисты, с которыми мы общались… Мы привыкли выстраивать нормальные отношения, человеческие, а не так, как этот. Правду сказали – пошел на хер. Он разосрался со всеми, с кем только можно. Люди на нас смотрят, как на двух идиотов. Мы сейчас разговариваем с людьми — все рады, готовы нам с Андреем помочь отдельно. Но у нас еще своих вопросов нерешенных миллион.

Со Ждановым был разговор. Мы со всеми парнями разговаривали. Они с нами остаются. Ну, что он может еще им наобещать? Парни толковые, тот же Юра Голубев. Они все стремятся заработать деньги.

Мы Каркунова (?) выкупили костяк, Юра занимается. У него свои люди, он видит, что с этого реальные деньги идут. Раз – жопа! Анализируем. Почему? А вот потому. Все ему объясняй. В последнее время они сами к нему ходили. Они сами хотели уже отстранить его от этих дел. А тут еще мы со своим предложением. И мы пошли как бы паровозом. И на фоне этого они тоже. Они точно не пропадут.

На свадьбе у Паши (у сына), это же смешно вспомнить, в черных очках. Просидел в темном зале в черных очках — Дон Корлеоне на свадьбе у сына.

Имидж создавал себе. Ну да! Дон Карлеоне. Потом захотел стать мэром…

Чем я могу быть полезен в данной ситуации?

Хотя бы выслушали, и то хорошо. А чем — не знаю. Сейчас будем решать, как будем расходиться. Конечно же, существует угроза физической расправы. И она на первом месте существует.

Он бесконтрольно от вас пользовался какими-то деньгами?

Он бесконтрольно не мог пользоваться деньгами.

Но ведь ему заносили мешочки из-за железной двери?

Все в тетрадочке записано.

А все ли записано?

Кстати, еще вот такой вопрос возник. 25 тысяч выборных он вам передавал, чтобы вы по Льву Николаевичу (Семиохину) экономический вопрос решили? Ведь этот вопрос всплыл. Мы, когда вспомнили: «А вот, в две тысячи каком-то году (2001-2002) было списано 25 тысяч.

Вранье чистой воды. Он же все записывает на видео, на магнитофон. Пусть покажет вам запись или даст прослушать.

Когда ему сказали, он конечно подскочил. Но вот видите — ориентируется просто мгновенно. Мы говорим: «Как мы сейчас в этой ситуации?» — Он говорит: «Давайте позвоним Субботину?» – «Давай звонить!» А потом говорит: «А он вам правду скажет?»

Я никогда ни единой копейки от Горшкова не взял.

Вот если бы этот четвертной фигурировал, как-нибудь… Он же просто его использовал.  Пацаны бы его с завода выкинули.

Невозможно доказать, что не получал, потому что таких доказательств не бывает.

Я это понимаю, и он понимает.

А вот здесь нет! Он должен представить такое доказательство. И потом, что именно я для него сделал?

Как он сказал, надо было из-под Лёвы экономику выбить.

И я это сделал? Я даже не знаю, какая у Семиохина «экономика» была.

Я с Олегом переговорю еще. А вы сможете в моем присутствии при нем немножко этот вопрос обсудить?

Конечно. Но я ведь правду буду говорить. А правда заключается в следующем — до определенного времени он сдавал мне информацию по бандитскому миру. И меня это устраивало.

Знаете, если вы это скажете, это будет очень хорошо.

Когда у него появились политические амбиции — вот здесь я немного виноватым себя чувствую, потому их сразу не пресёк. Знал, что он ходит к Будаговскому,  ходит на собрания «Единой России» и вроде даже там что-то решает. Потом, когда он замыслил это ОПС «Кольское собрание», я его спросил: «ОПС – это общественно-политическое собрание или оргпреступное сообщество?» По типу ОПС «Уралмаш» — «Ну, ты же понимаешь, что политическое». Потом увидел, что у него в глазах нездоровый блеск по мэрству. Прямо ему в глаза сказал: «Андрей, уходи с политической арены». И вот он хлопнул дверью, и все, отношения прекратились. Естественно, он мне стал неинтересен как источник информации, а я ему стал неинтересен в политике.

Он делает упор на то, что: «А ты же помнишь, Субботин был на телемарафоне, он нас поддерживал».

За это я ему благодарен в кавычках. Притащил меня на телемарафон. Я ведь не думал, что он сам там окажется. Выяснилось прямо там. Подставил меня.

Перед Новым Годом он точно встречался с губернатором?

Встречался, это было 26 числа, воскресенье. Встреча была короткая.

Короткая? Три часа встреча была, как он говорит!

Эта встреча была запланирована. Шеф об этом мне сказал накануне. «У меня на субботу назначена встреча». Я его спросил: «Юрий Алексеевич, Вы сознательно подошли к этому вопросу?  Федотов тоже в курсе. И он воспринимает это, как предательство». Ну, шефа тоже надо понять. Он прав: «Я должен встречаться со всеми, кто сюда приходит и обращается ко мне. Другой вопрос, о чем я с ним буду говорить. Я что, из-за него полубандита-полукоммерсната должен ссориться с генералом Федотовым?! Нет. И я ему об этом скажу. Чего тебе надо? Ты на выборах не прошел? Ну и что? Тебе же говорили — не ходи. Ты хочешь в бизнесе сохранить свою лицензию? Иди и работай честно!»  Но и губернатор, и Федотов понимают, что он же не может честно работать. Он же тогда «мужиком» станет и его опустят сразу. Да он и «мужиком»-то стать не может, потому что никогда не был настоящим «синим». Вот такие разговоры. И потом шеф рассказал: «Да, мы повстречались. Я ему именно так и сказал: «Никакого союза, никакой поддержки. До свидания». К Рузанкину губернатор хорошо относится. Он действительно толковый сотрудник. Мне нравится, как он работает. У него все четко, все продуманно, все вовремя.

Мы боимся, что там было пару проектов, где деньги получили Рузанкин и Горшков в обход нас. Вот только вот этим, думаем, его и держит Горшков. Надо поговорить с Рузанкиным. Он до последнего момента с нами нормально разговаривал, но видно было, что его что-то сдерживало открыться. Может это его тяготит? Какие, на хер, там деньги!

Если бы на сегодняшний день (представим), не было Горшкова, не было «Бизнес-сервиса», не было бы вопросов лицензирования, — Рузанкин был бы счастлив. У него прямая дорога к служебному росту. На сегодняшний день это готовый зам губернатора.

А это якорь, завод этот.

Да, тянет его вниз. Так же, как в свое время, когда он был сошкой поменьше, его тянули вниз дружеские отношения с Семиохиным. Но он изначально открыто говорил: «Это друг мой. Хотите, расстреляйте меня». И с этим можно было согласиться – всякое в жизни бывает. Сегодня Семиохин уже никто фактически в этом мире. А Горшков — это гиря на ногах Рузанкина. С одной стороны, я его понимаю: если там действительно ничего нет, то зачем ему оправдываться? Доказывать, что он не верблюд?

Что-то его держит. Какая-то херня его держит. Ладно, мы пообщаемся с ним. Разрыв у нас (с Горшковым) как получился. Мы в 10 утра пошли, озвучили ему, он побледнел весь. Он не ожидал от нас такой прыти. Спросил: «А знает ли еще кто-нибудь об этом?» Мы говорим: некоторые люди знают, некоторые догадываются. И сразу же спросил: «Рузанкин не в городе, не знаете?» Откуда мы знаем.

А Рузанкин в курсе всех прошедших разговоров?

Да. Но это с его подачи он в курсе. Мы с ним не разговаривали. Только мы поднялись на 3-й этаж, Рузанкин подъезжает. Они поговорили (с Горшковым). Олег (Жданов) зашел к ним. Они такие оба сидят у него в кабинете. Он только отъехал, я ему позвонил: «Саша мы можем встретиться?» — «Я сейчас на встрече, давай в понедельник». А сейчас, как выясняется, он с понедельника в отпуске.

Ну, что вам порекомендовать (если рекомендации мои нужны)?

Нужны, конечно, как же не нужны!

По возможности, более широкое освещение всего, что произошло. Быстрые переговоры со всеми участниками процесса, включая и криминальную составляющую, и сторонние организации. Чтобы он не успел создать выгодный для себя фон. И самое главное, либо с федотовским (УВД), либо с малюченковским (УФСБ) аппаратом…

С малюченковским у нас отношения нормальные, давние-давние, дружеские. И мы ему (Горшкову) не говорили об этих отношениях.

У него тоже там есть отношения?

Мы знаем о его отношениях. Об этом весь город знает.

Еще я бы хотел заручиться вашей поддержкой. Вы при Олеге и еще чтобы Кривошеев присутствовал, сможете про этот четвертной рассказать, и что он стучал.

Конечно. Но о том, что «стучал», могу только в частной беседе сказать.

Эта беседа все равно будет частная.

В прямом смысле он не был мною завербован. Я его готовил на вербовку. А потом, когда уволился (чекистов же бывших не бывает), мне было интересно, что происходило. И он очень многое рассказывал.

Ну, хорошо. Этот четвертной, конечно… Потому что он его списал, а потом: а куда он делся?

Вот пусть он вам и доказывает, что он мне отдал. Хоть что-то когда-нибудь вообще.

У нас еще вопрос один есть. Жихаревич Паша был такой, американец. Мы подводные лодки пилили, разделывали, Егоров Сергей Валентинович в этом участвовал. Егоров озвучил как-то, что минус 100 тыс. долларов. Мы ему (Горшкову) озвучили это. Он: «Мне что, в Америку ехать?» Хотя потом пригласил этого Пашку на свадьбу к сыну. Ведь ему ничего не скажешь. Там много таких вот соплей.

Значит, все-таки деньги на сторону он уводил от вас.

Он мог уводить только таким образом. Он мог записать в тетрадочку и сказать:»Я тому, я тому…»

Скорее всего, так оно и было. Если уж он даже меня назвал, да еще 25 тысяч! Значит, были и другие аналогичные варианты — искал возможности списания.

Еще один вариант у нас проигрывался, где Рузанкин замазан. Это когда «Курск» утонувший пилили.  Рузанкин же это пробил, чтобы через нашу фирму. С 82-го завода вывозом занимался конкретно Егоров. Металла там было — жуть, куплен он был за копейки.

Он же тогда и обманул вас?

Кто?

Егоров.

Я сейчас расскажу. Идет металл через наш склад и идет. Потом всплывает, что на наши приемные пункты сдают медь в большом количестве. Мы к Горшкову, мол, так и так, это Егоров с «Курска». Раз ему сказали, второй, третий. Он: «Ну, все, поехали к Егорову!» Поехали к Егорову на склад в промзону —  металла много у него на складе. Но там он говорит: «Вы не горячитесь, я сам с ним поговорю». И в сторонку отошел. Они о чем-то там разговаривали. «Все, я решил. Теперь металл к нам пойдет». Мы завезли 7-8 машин. Но, по нашим скромным подсчетам, тысяч 200-300 уплыло. Начиная с 82-го завода.

200-300 тыс. в деньгах имеется в виду?

Да, в долларах. Думаем, может там Саня (Рузанкин) был, хер его знает. Его-то дело сторона. Ему деньги предлагают, почему отказаться? Может, он по отношению к нам из-за этих денег чувствует себя неловко. Поэтому он его и тянет. Ну, ничего не может связывать.

Говорят, что Горшков купил дом в Хельсинки?

Вот пожалуйста! Догадываюсь — Жуков Валера. Через Жукова! Пускай платит за него (за дом).

Как он мне нервы вымотал все! Ладно, что там, все равно сами виноваты.

К сожалению, это судьба многих предприятий в России за последние 10-15 лет.

Такой, как Горшков, один. Таких больше нет! А с Федотовым мы встретимся. Потому что человек, с которым я общался, говорит: «Без проблем, я тебе устрою встречу. Только сейчас он зам загружен, потому что комиссия приезжает, и сам просил помощи, чтобы его поддержали». Потому что после Нового Года 10 человек уволилось, рапорта написали. Ему сейчас не до Горшкова, не до чего. Как бы поговорить, чтобы он нас выслушал и понял? Кончено, я думаю, что он не поверит.

Мы все равно с Андреем работу бросать не будем. Мы другую фирму откроем. Мы с Сашей Оробием фирму открыли. Он давно нас знает, он видит это все, но тоже никак не может повлиять на эту ситуацию.

При наличии денег Горшков опасен.

Определенные деньги у него есть. Причем, мы специально не стали деньги брать из общака. Мы сложились с Андреем. О чем ему сказали. Он: «Я свои тоже 60 тыс. вложил». Тогда скажи Паше, пускай отчет напишет, и мы проверим. Ориентируется просто мгновенно.

Я могу обо всем этом говорить в своём окружении?

Конечно. Я же к вам пришел, чтобы выговориться, и может заручиться какой-то поддержкой в наш адрес. Потому что дело очень серьезное.

В прессу не хотите дать информацию?

Я думал об этом. Может, сначала через интернет-сайт, а пресса у нас с сайта качается. Олегу (Жданову) и Андрею Кривошееву я могу сказать, что мы можем переговорить с вами?

Вполне. Прямо сюда приглашаю.

18 января 2005 года (15-00, продолжительность 22 мин.) Присутствуют А.Кривошеев, О.Жданов

Столкнулись мы с проблемой переоформления собственности в департаменте недвижимости. Мы хотим, чтобы ничего между нами не было, чтобы ничего нас не связывало.

Сорокин Коля до последнего момента думал, что мы обманываем всех, пока мы его не вызвали с документами к риэлтеру. Тогда он понял, что это все серьезно. В этом вопросе надо помочь, в переоформлении.

Если это можно будет ускорить по закону, то я с Никешиным постараюсь переговорить.

Для нас принципиально. Нам хотелось побыстрее. Люди нервничают на заводе. Чтобы у них это дело прошло безболезненно. Он же сидит на заводе, как клещ. К нам люди не хотят ехать из-за него, ребята по бизнесу. Мы хотим работать с нормальной перспективой.

Скажите по вопросу о 25 тыс. долларах, которые он якобы передал Вам в 2001-2002 году.

Я никогда ни копейки от Горшкова не брал. У меня по жизни принцип — не занимать денег. И не брать не заработанных.  Поэтому, куда он дел, там пусть ищет. Я знаю, что он все беседы писал, если не на видео, то на диктофон. Он и меня писал, я это знаю. А уж в этакой ситуации – точно бы записал. Вот и пусть представит доказательства. Надо будет, я ему сам в лицо скажу. Только мне с ним встречаться неохота.

Мы знаем, что он все писал.

И вас, наверняка.

Мы никогда ничего не мутили, и плохого нет. У нас не то чтобы жизненное кредо, просто так мы устроены. С людьми по-человечески. Его этому учили, но он нас никогда не слушал. У нас около 100 человек работает. Они не общались с ним, они замкнуты на нас. Они смотрят на нас — что, чего, и как. Это была неизбежная ситуация.

Нам уже это — будь что будет, нам уже выше крыши вся эта херня. На сегодня у нас проходит пока все мирно. Чтобы у него не созрело в мозгу, что могло бы нам помешать. Для него главное — там сидеть. Мы объяснили, что нам его на заводе не надо. Мы говорим, что мы за свои слова отвечаем.

Мне до конца не верится, что он просто так уйдет, даже с деньгами, удовлетворившись определенной долей. Слишком большая потеря для него.

Все равно какие-то деньги. Он уже и нам не доверяет, перестраховывается: Андрей, давай расписку у нотариуса заверим. Даже такие ситуации получаются. Он и сам до конца не верит. Для него это шок. У него характер такой. Взвесив ситуацию, получается палка о двух концах.

То, что он якобы давал мне деньги на погашение бизнеса Семиохина, до Семиохина уже довели, что это он такую ерунду высказал.

Очень быстро он по этому четвертному отреагировал. Ситуация дошла до того, что он должен был звонить вам. Эта попытка «развода» с его стороны присутствовала.

Я бы хотел, чтобы это все было безболезненно и в отношении его самого. Чтобы он не натворил дел и не пришлось по нему делать выводы.

Понимаю. Ведь в том, что он пошел в политику и долго не мог отказаться от этой фикс-идеи, ваша вина тоже есть. Так же, как и моя.

Первые выборы ничего не подтвердили. Хотя, как он нас лечил — губернатор – за, Субботин – за, все – за. Какая-то эйфория. Первый раз в жизни такая штука.  Он начал врать и дошло до смешного. Он врет, а мы как молодые. Если бы подтверждение присутствовало какое-то. На сегодняшний момент некоторые вещи не подтверждены. Когда общаешься с человеком, тебе сказали, что он гад. Но когда с ним общаешься уже лет шесть и вранье во всем, даже в бытовом вопросе! Он даже не знает, что такое металлолом, он не знает, что такое бизнес. Он просто сидел, и все.

Ну, бывают такие люди, которые не знают, как компьютер включается, но у них есть организаторские способности. А он очень легко связи устанавливает и умеет проникновенно говорить, убеждать умеет. В данном случае финансовый результат отрицательный?

Не только в финансовом, но и в моральном отношении.

Никто ведь сразу не поверит, что вы разошлись.

Те же силовики смотрят с другой колокольни.

Постепенно, конечно, все наладится, но быстро не получится.

Мы на это и не надеемся. Вопрос — будем или нет работать.

Информацию по дому в Хельсинки проверяли?

Нет. А как мы можем.

После выборов ко мне приходила женщина: Сергей Алексеевич, помогите, Горшков не расплатился с агитационной сетью.

Он половину не оплатил. С этими выборами мы приходили к нему пять раз. Ничего ты не сделаешь и ничего не получишь. Потому что мы сделали соцопрос. И соцопрос нам все показал. Это был опрос принципиальный, чтобы доказать.

С Федотовым я разговаривал. Он сам спросил: «Не стоит ли ждать с его стороны каких-то дурацких намерений? Типа, заказать кого-то.» Я сказал — не знаю, пусть ребята сами решают. «Ну, если надо, пускай ко мне приходят.»

У нас большая надежда, что он уедет из страны.

19 января 2005 года (20-56, продолжительность 2,5 мин.)

С Виталием Петровичем  (Федотовым) мы договорились с Кривошеевым вместе на субботу на 9-30. Мобильный свой телефон на всякий случай оставил.

Шок там огромный. Сегодня он отказался от охраны. Мы же рядом с ним живем. Не знаю, почему он так сделал. Чтобы не оплачивать. Вроде и деньги-то так, смешные. Я уже команду дал, чтобы они снег не чистили у них и не смотрели в сторону их машин. Машину он свою продает. Сейчас с Пашкой (сыном) собирается в Москву уезжать. Якобы, бизнес там какой-то. Но, конечно же, врет. Куда-то в другое место. Но это не суть тоже. С Леной (Горшковой) сегодня поговорили. Действительно ее жалко. Ну, что делать! Акции он переписал. Сегодня в «Триаду» мы отвезли все это хозяйство, все четыре заявления. Они завтра с утра привозят. И все. Вот такая ситуация.

Ну, с Виталием Петровичем встретимся, там, может быть, подъеду как-то уже.

Думаю, лучше не расслабляться вам.

Я ему (Горшкову) сегодня сказал, что мы будем либо пресс-конференцию созывать или будем как-то договариваться, выступать, чтобы нам подстраховаться, «ты понимаешь, по какому поводу». Он: «Да вы выбросьте из головы! Да вы мне друзья!» Мы говорим – «Ты знаешь, говорила эта самая, щука карасю». Ну, и про газету я ему сказал, что обязательно…

Ну, вот на такой стадии все у нас идет. Как, что – я на вас выхожу и рассказываю. Посоветуюсь, что бы еще предпринять.

25 января 2005 года (18-30, продолжительность 17 мин.)

Ездили мы с Кривошеевым к генералу Федотову. Там присутствовал Пестерев (зам.нач.УВД). Вчера уже Пестерев приезжал на завод с Йокобаускасом. Их интересуют определенные вопросы по «Курску». Нас они тоже интересуют. Потому что мы с этого ничего не заработали, а кто-то очень хорошо заработал. Попытались всю ситуацию развернуть, на все вопросы ответить. Сотрудничество полное. Обещали помочь по всем вопросам, которые интересуют, без проблем, приезжайте смотрите. Вчера показали им все видеонаблюдение, какое было.

То есть Горшков ничего не демонтировал?

Нет. Я вчера Белавина пригласил, который все это устанавливал. Он все поснимал, положил все в уголочек. Пестерев попросил, чтобы специалисты посмотрели. Все записывалось на видеомагнитофон.

Архива нет?

У нас точно нет. Он кассеты ломал, целый мешок макулатуры нарвал. Мелочный такой человек, как сейчас выявляется. Когда выезжал из своего кабинета, поснимал иконы, повывозил все, что можно. И теперь его парни от него в шоке. Он теперь предлагает им за полцены пистолет, ружье.

Действительно все распродает? И квартиру?

Да, все. И квартиру, и Пашкину квартиру. Я думаю, что он дорогу много кому тут перешел… Нам с Андреем по секрету говорит, что уезжает во Францию. Что у него брат, Сергей (заканчивал Менделеевский институт по теме полимеров), и якобы у него филиал во Франции, в Марселе, по изготовлению корпусов яхт. И что директор убился где-то в Турции на дельтаплане, и его будут ставить туда, и он будет входить в долю. Зачем врать? Фиг с ним, это на его совести.

Батюшку пригласили, ходит все освящает. Горшкова сегодня приехала — какие-то документы ей надо закрыть… С заводом мы решили на 19 февраля сделку. Он нам все расписки написал. Упирался, чтобы мы сразу все подписали. Он на Лену оформил доверенность на продажу всего. Пашкину машину плотнику Сергею загнал уже, а свою пока не загнал. От автостоянки отказался, от охраны отказался. У нас совместное, мы же рядом живем. Теперь экономит на копейках.

Вы говорили как-то о помощи прессы. Мы поговорим с Мусатяном, с политтехнологами, и они напишут нам статьи. Можно будет разместить их в газете? Мы хотим этот факт осветить.

Можно, конечно. Но кто-то из газетчиков попросит денег.

Это без проблем. Сколько он денег просрал, так это не деньги, а так, баловство. Поговорили с Пестеревым и с Федотовым, объяснили ситуацию с самого начала. У нас всегда отношения с милицией были хорошие. У нас Тыдень Юрий Федорович работал. Он раньше был в Октябрьском начальником. А мы с ним дружили еще с гаражей, когда я слесарил по гаражам. И потом его на работу взяли. У нас со всеми отношения ровные были. Надо в Чечню отправить кого-то – то электростанцию купили, то сигареты. Всех отправляли. А потом все эти отношения обосраны были. Некоторых людей мы на него перевели. Сейчас даже батюшка приехал, который…

Тыдень ушел?

У него же дочка работает в УВД. Его пригласили, сказали, что криминал, туда-сюда. Он к нам с Андреем подошел, сказал: «Я просто не могу. У меня дети работают». Он уехал, у него в Пскове квартира. Он нам позванивает. У нас с ним нормальные отношения.

Анатолий Борисович Масловатый присутствовал вчера, он же у нас работает. Мы товарищи по рыбалке. Он к Пестереву хорошо относится. Раньше он работал начальником ОСБ в ГИБДД. Его из-за Горшкова и сняли оттуда. У него УАЗик, буханка. А когда первые выборы были, я его попросил: «Толик, нам плакаты расклеивать, дай нам буханку». Он нам дал буханку, заработал немного денег, но попал в немилость к власти. Нормальный мужик, мы все время рыбачили с ним.

Федотов заинтересовался «Курском»?

Да. Не столько Федотов, сколько Пестерев. Мы знаем точно, что Егоров нас обманул. Я не знаю, как там Горшков деньги получил, но мы с этого ничего не поимели. Когда уже все подходило к концу, к нам на приемные пункты стали приносить огромное количество меди. Приемщик докладывает: по 2 тонны в день. Откуда? Если по горячему воруют, то приедут все равно к нам. Они проследили, кто это. Привели к Егорову на склад. У него так перло, что он бичам, которые вокруг, отдавал медный кабель, они обжигали, сдавали и 50\50 делили с Егоровым. Мы к Горшкову: такая, мол, ситуация.

А должно было все идти к вам?

Нет. У нас договор на хранение был. Должно было по-человечески быть, поделиться прибылью.

Т.е. он брал металл с «Курска», не делился, сам проворачивал его и вам его сдавал?

Да. И даже этим не интересовался. Эти деньги его не интересовали. У него основной металл шел с 82 завода. Те 7-8 машин, которые мы у него отбили — туда приходил такой хлам! Видно, что трубы все аккуратные, аккуратно откручены титановые задвижки. Титана у нас максимум килограмм сто прошло.

Большегрузные, шаланды. На разделку к нам. Егоров вывозил с 82 завода к себе, что-то резал на 82 заводе, реализовал. Когда у нас вопрос встал, что Егоров ворует по-крупному, мы Горшкову раз сказали, два. — Ну ладно, поедем! — Поехали к Егорову на склад. Там все завалено деталями, перископы и все прочее. Горшков говорит: «Давайте я сам с ним переговорю». Они отошли в сторону, пошептались. Горшков: «Все! Я договорился, теперь будем к нам возить». И к нам такой хлам возили! Там ничего нельзя взять.

Каким образом к вам «Курск» пришел? Кто договаривался?

Я думаю, что Рузанкин пробивал. Что его привязывает к Горшкову? Кроме «Курска» ничего не может привязывать. Может, они деньги поделили между Егоровым, Горшковым и Рузанкиным. Мы и так думали, и сяк, ничего не может его привязывать. Если у Горшкова есть какие-то видеозаписи на Рузанкина? Ну и что! Как это может повлиять? Если он (Рузанкин) деньги брал, куда Горшков эти записи может деть? К Федотову принести? Как может Горшков их использовать? Нам самим хотелось бы это узнать, что по деньгам у них получается. То, что там денег украдено тысяч 200-300, это стопудово.

Вы с Горшковым разговаривали после того, как мы втроем пообщались, по поводу тех 25 тыс., которые он якобы мне давал?

На эту тему не разговаривали. Я Олега (Жданова) специально привел, чтобы он послушал от Вас. Мы его спросили, куда 25 тыс. отдал? Он сразу сориентировался: «Субботину отдал». А как проверить? Документов-то нет.

Я тут побеседовал с одним человеком, он мне рассказал, как Горшков в «Кола-ТАВС» разруливал ситуацию. Когда он с Мацанюком это предприятие прибрал к рукам, вышел на переговоры с Гирфановым и Бергером. Но с Гирфановым они предварительно договорились и Бергера обманули.

Как они могли там? Они вместе приезжали. Я в самих переговорах не участвовал, но они вместе приезжали. Бергер с Гирфановым. Туда, в офис.

А Бергер считает, что Горшков с Гирфановым обманули его. Была договоренность выкупать за одну цену, а потом Гирфанов заявил чуть ли не в три раза большую. И они купили у Горшкова эти акции. Но потом Горшков еще заявил: «Мужики, а тут же надо Евдокимову дать, Субботину надо дать. Еще 250 штук». Якобы он мне и Евдокимову отнес 250 тысяч, чтобы мы это согласовали и «Кола-ТАВС» отошло назад Бергеру.

Эту историю я первый раз слышу.

Где сейчас Рузанкин?

Не знаю. Я ему звонил, он сказал, что в командировке до 27-го января.

Когда я к вам приезжал, мне ваш секретарь сказала, что он с понедельника в отпуске. Я спросил у секретаря: где Рузанкин сидит? «Под нами. Он с понедельника в отпуске». Я ему потом звонил: Саша, надо встретиться, поговорить. Он сказал, что в командировке. И действительно, потому что связь была по мобильнику плохая.

Если он на крючке, Горшков его не оставит. Потому что у Рузанкина есть связи в Москве в Минобороны.

Хотелось бы с Сашей (Рузанкиным) поговорить, если крючок денежный… Нам с Рузанкиным не хотелось бы портить отношения. И вообще ни с кем не хотелось бы портить отношения.

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.