О себе и о других.

Продолжение Главы 21 «Жизнь без погон»

«Перестройка» в мурманской власти

В период работы в Кольской АДС мне довелось познакомиться с человеком, который сыграл, пожалуй, самую важную роль в моей пост-чекистской судьбе. После ГКЧП (18-21 августа 1991 года) государственная власть в России на короткое время была фактически парализована, а затем начались кадровые и структурные изменения. Чиновники и партийные руководители старой советской закваски проявляли сдержанность, не зная, кому присягать. Зато новоявленные демократы и либералы бодро «держали нос по ветру» и старались угадать кремлёвские веяния. Они-то и озаботились поиском и выдвижением новых региональных лидеров, естественно, из своих кругов. (Чтобы не перегружать текст пересказом тех событий, я разместил на своём сайте «такбыло.рф» выдержку из статьи Дениса Фрунзе, опубликованной на ресурсе www.b-port.com 18 марта 2011 года, с рассказом мурманчанина Олега Андреева, очевидца и соучастника этого процесса в Мурманской области).

Последним председателем Мурманского облисполкома (так именовалась должность главы областной исполнительной власти в СССР) стал Анатолий Малинин. Он руководил областью менее одного года. В ноябре 1991-го президент Ельцин назначил Евгения Комарова главой администрации Мурманской области.

Смена представительной власти в новой России происходила медленнее. Мурманский областной Совет народных депутатов с 1990 по 1994 год возглавлял Юрий Евдокимов. В первый состав нового представительного органа (облдумы) он не вошёл и два года работал директором крупной коммерческой структуры. Но от политической карьеры не отказался. В период подготовки к очередным губернаторским выборам он некоторое время был внештатным советником руководителя Кольской АДС Франца Беляева. Тогда же состоялось наше личное знакомство. В декабре 1996 года Евдокимов был избран губернатором области и сменил на этом посту Комарова.  К тому времени я уже неплохо знал обстановку в городе и области и мог предметно освещать отдельные вопросы губернатора относительно конкретных событий, предприятий и персоналий. Поначалу это происходило эпизодически. Иногда он просил меня кое-что выяснить или уточнить. Но я и сам, занимаясь по прежней профессиональной привычке информационной работой, понимал, что может интересовать первое лицо в области. В январе 1997 года это информационное взаимодействие было формализовано – я получил удостоверение (№327) внештатного консультанта губернатора по вопросам экономической и информационной безопасности. В последующие пять лет мы общались с Юрием Алексеевичем регулярно и по многим поводам.

В тот же период (1997-1998гг.) как руководитель аудиторской компании я был приглашён в состав рабочей группы при правительстве области по легализации алкогольного рынка. Эта проблема долго не могла решиться на федеральном уровне и каждый регион пытался внедрить собственные правила и меры борьбы с «палёнкой». Возглавил группу вице-губернатор Силин В.В., а наиболее активным её участником стал Сайгин В.В. — владелец «Ивушки», одного из местных предприятий — производителей алкогольной продукции. Он настойчиво, но безуспешно продвигал идею применения термоусадочных колпачков на бутылки (позже она была вменена законом повсеместно). Для меня эта работа закончилась внезапно по трагическому поводу – в июле 1998 года погиб мой старший сын… Это событие буквально вышибло из жизненной колеи и меня, и жену. Но сформированный к тому времени коллектив фирмы «Аудит Сервис» продолжал нормально работать без нашего участия.  Только через полгода мы с Ольгой смогли полностью вернуться к своим обязанностям. 

Никогда я не просил губернатора о содействии в заключении договоров на аудит с областными предприятиями. Но дважды фирма «Аудит Сервис» всё же успешно отработала по двум договорам в интересах областного бюджета, обеспечив его пополнение на 400 000 немецких марок и 18 млн. рублей. В обоих случаях инициатива заключения договоров исходила от меня.

Исходя из этики аудиторской деятельности, я не имею права рассказывать о состоянии дел на предприятиях тех клиентов, с которыми работала фирма «Аудит Сервис», а также о содержании и результатах этой работы. Но на упомянутые два договора с областной администрацией требование конфиденциальности ничуть не распространяется. Более того, я считаю необходимым рассказать подробно о некоторых обстоятельствах и результатах этой работы. По ходу этого рассказа у меня будет возможность параллельно осветить и другие темы.

Валюта для Мурманской области

По первому договору от 1997 года «Аудит Сервис» взыскала в пользу областного бюджета часть долга немецкой фирмы «Варекс» (Мюнхен) перед совместным предприятием «Вамурс» (ул.Буркова, 17). Эту сумму немецкий партнёр задолжал совместному предприятию «Вамурс». Директор этого СП Сергей Клыпа, не имея возможности взыскать долг самостоятельно, по моему предложению уступил своё требование областному департаменту финансов. Должен сказать, что с Клыпой меня познакомил сотрудник УФСБ Вячеслав Салтыков (тот самый, который работал по делу о хищении 40 млрд «медицинских» денег). Департамент, в свою очередь, не имея опыта претензионной работы за рубежом, поручил взыскание долга фирме «Аудит Сервис». Последовали неоднократные и весьма напряжённые переговоры с должником сначала в Мурманске, затем в Мюнхене. Руководитель немецкой фирмы Норберт Петерс оказался прижимистым, «тёртым», но по-немецки порядочным бизнесменом. Не скрою, с его стороны были попытки «договориться» частным порядком, но в итоге валюта всё же поступила на счет департамента финансов.

С юридической точки зрения принудить немца к уплате долга оказалось делом не сложным. В бо́льшей степени эта работа была схожа с оперативной. Пришлось развивать личный контакт с фирмачём и убеждать его в серьёзности наших намерений по взысканию, вплоть до суда. В итоге он заплатил долг добровольно. Для него это было меньшим из возможных зол. Дело в том, что кроме задолженности перед СП «Вамурс», немецкая фирма имела также долг перед комбинатом «Североникель». После достижения договорённости с губернатором я провёл переговоры и с «Североникелем» в лице тогдашнего заместителя ген.директора по экономике Александра Смаля. Наверное, для комбината, имевшего гигантские валютные обороты, сумма долга со стороны фирмы «Варекс» выглядела совсем незначительной. Возможно поэтому Смаль не проявил никакого интереса к вариантам сотрудничества в этом деле с обладминистрацией. Создалось впечатление, что он вообще не знал об этой задолженности до моего обращения. Тем не менее, он сразу же отказался как от консолидированных действий по взысканию, так и от уступки требования в пользу администрации.

В переговорах со мной Петерс проявил заметную нервозность, когда я сказал о возможности объединения требований администрации и комбината «Североникель». Вероятно, опасаясь этого, он не стал затягивать дело и перечислил истребуемую областной администрацией сумму.

И тут начались козни по отношению к фирме «Аудит Сервис» в связи с тем, что она не имела права на проведение расчётов в валюте. Напомню, что четырьмя годами ранее (в апреле 1993) я, будучи исполнительным директором Кольской АДС, написал критическую газетную статью, чем крепко обидел Юрия Бергера — первого заместителя губернатора Комарова. Обида не забылась. В 1997-98гг. Бергер был уже не при власти, но «его человечек» — Алексей Ермаков являлся представителем службы валютно-экспортного контроля (ВЭК) в Мурманской области. Полномочия этой структуры в части контроля за внешнеторговыми операциями в инвалюте были весьма велики. Ермаков истребовал от «Аудит Сервис» все документы по сделке, долгое время их изучал и, ласково улыбаясь при встречах, убеждённо советовал мне готовиться к худшему: фирме придётся заплатить штраф государству в полной сумме проведённой валютной сделки. Сделки, как таковой не было (ни экспортной, ни импортной), но «Аудит Сервис» не имела лицензии на проведение операций в инвалюте. Аргумент о том, что практически потерянные для России деньги взысканы с иностранной фирмы в пользу российского государства, вызывал у Ермакова лишь лукавую усмешку. При этом он вскользь и вполголоса пару раз заметил: «Вы же понимаете, Сергей Алексеевич, почему я так настойчив в этом деле…» Свою правоту мы тогда отстояли, козни не удались, но нервы мне Ермаков попортил.  Как завершилась его собственная карьера – я не знаю, не интересовался. Валютно-экспортный контроль в России вскоре был полностью переформатирован. Скорее всего, в этой связи бывший «патрон» этого «порученца» утратил к нему всякий интерес, отпустив на вольные хлеба и предав забвению. 

«Мурмансервис», Аршакьян, Пимин и другие

С немецким законопослушным должником удалось разобраться быстро и успешно. Второе «доброе дело» для администрации области, на которое я опять же сам напросился, оказалось гораздо более сложным и трудоёмким. Пришлось спорить и судиться с доморощенными «бизнесменами» образца 90-х.

В течение восьми лет (1999-2006) фирма «Аудит Сервис» за свой счёт (без какой-либо оплаты) занималась возвратом четырёх кредитов, выданных областной администрацией в бытность губернатора Евгения Комарова мурманскому предприятию «Мурмансервис». Одних только судебных заседаний в различных инстанциях по разбирательству споров между участниками состоялось больше двух десятков. Причиной этой «головной боли» был состав спорщиков. Не буду сразу перечислять их фамилии и названия — сделаю это по ходу повествования. 

Аршакьян

В советское время в Мурманске существовала государственная производственно-посредническая фирма «Бытсервис», располагавшая в просторном (8000 кв.м.) здании сервисного центра на перекрёстке улиц Полярные Зори и Карла Маркса. В 1992 году она акционировалась и фактическим владельцем нового предприятия АО «Мурмансервис» стала бывшая директор «Бытсервиса» Валентина Сергеевна Аршакьян (прочим членам трудового коллектива достались крошечные пакеты акций). Эта очень предприимчивая дама была вхожа в кабинеты областной администрации и умела уговаривать чиновников. В 1993-94 годах она «выцыганила» у первых лиц области четыре валютных кредита на общую сумму 421 000 долларов США. Не погасив предыдущий, она тут же выпрашивала и получала следующий кредитный транш, под предлогом развития сферы бытового обслуживания населения города Мурманска. (Почему кредитором выступал областной, а не городской бюджет — непонятно). Как вскоре выяснилось, что возвращать кредиты Аршакьян не собиралась – свой долг государству простила.

В советское время предприимчивая и активная Валентина Аршакьян была «на своём месте». Она оправдывала доверие руководителей города и области — предприятие «Бытсервис» вполне успешно выполняло свои социальные функции по обслуживанию населения. О том, что это действительно так, мне рассказывал президент Кольской АДС Ф.М. Беляев, под чьим непосредственным руководством она работала.  Вероятно, после приватизации предприятия в 1993 году в Валентине Сергеевне пробудился дух частного предпринимателя.  Она не перестала быть «крепкой» хозяйкой, но работала уже исключительно на себя. Мурманчанки должны помнить её элитную парикмахерскую «Валентина», а деловые люди наверняка помнят её столь же элитный ресторан «Орлов». На этом предпринимательский потенциал Аршакьян был далеко не исчерпан, но её подвела «неосторожность» в обращении с бюджетными кредитами.

Учитывая предпринимательскую активность и деловую изобретательность Аршакьян, её главный кредитор (областной департамент финансов) должен был остаться «с носом». Бывшее когда-то государственным предприятие превратилось в конгломерат частных фирм, принадлежащих Валентине Сергеевне. К 1997 году из всех ликвидных активов АО «Мурмансервис» оставалось только здание, на которое могли претендовать кредиторы. При этом вокруг «умирающего» АО «Мурмансервис» как мухи вились многочисленные прочие страждущие – предприниматели, бывшие милиционеры и местные бандиты, приглашённые к сотрудничеству самой хозяйкой. На каждого из них в тот период были получены достоверные информационные материалы (они сохранились в моём архиве). В числе этих активных партнёров и помощников Аршакьян упоминались (в алфавитном порядке): Батуров, Нечаев, Коковихин, Саляев, Серхачёв, Рыбакин и другие. Во взаимодействии с ними она учредила в Снежногорске компанию «Мурмансервис-1», передала ей в пользование здание сервисного центра и продолжала находиться в нём, занимаясь своим бизнесом (оплата за пользование помещениями не производилась). Планировалось создание ещё одного предприятия с аналогичным названием «Сервис на Мурмане». В этой ситуации резко активизировался второй кредитор АО «Мурмансервис» — приснопамятный коммерческий банк «Мурман», сам оказавшийся в тот период в состоянии банкротства, «положивший глаз» на здание сервисного центра.

РЕМАРКА: Подробную справку об обстоятельствах выдачи Валентине Аршакьян четырёх невозвратных кредитов в 1993-94 годах мог бы дать Юрий Бергер, являвшийся в тот период первым заместителем губернатора. Наверное, он мог бы многое рассказать и о другой финансовой афере, в результате которой исчезли 40 млрд рублей (более 8,6 млн. долларов), выделенные в 1995 году из федерального бюджета мурманскому облздраву на закупку медицинских изделий. Когда выяснился факт мошенничества, губернатор Комаров спешно назначил «стрелочником» руководителя облздрава Григория Гуна, предложив ему уволиться. Сильно сомневаюсь, что он был при делах. Поговаривали, что какой-то московский чиновник посоветовал тогда руководству области осуществлять закупки через конкретную фирму. Кому именно он мог её рекомендовать — можно только догадываться. Слишком велика была сумма средств, безвозмездно выделенная региону, чтобы первые лица области доверили судьбу этих денег руководителю облздрава. На областном уровне процесс распоряжения поступившими средствами инициативно возглавил тогда Ю.З Бергер — первый заместитель губернатора Комарова. (На сайте «такбыло.рф» 06.12.2021г. размещена обширная статья о пропаже 40 млрд и о роли Ю.З. Бергера в этой нелицеприятной истории).  Каким-то странным образом в схему сделки вписались четверо мошенников, которые якобы и умыкнули деньги. Даже в сумасшедшие 90-е годы такой бардак сам собой не происходил – кто-то его организовывал. Разумовский, Симанов, Калинин, Блувштейн – именно в такой последовательности в период с 1997 по 2009гг. были выловлены за границей и этапированы в Россию те самые мошенники. Все они осуждены на разные сроки, но не «раскололись» и не выдали своих благодетелей-подельников. Печальная для мурманчан история! Можно порадоваться только тому, что не был осужден «стрелочник» — тогдашний руководитель системы областного здравоохранения, добросовестный чиновник от медицины Григорий Ефимович Гун. Именно ему Бергер дал указание подготовить и заключить договор с мошенниками. Профессиональный врач, профессор, Гун прошел путь от фельдшера до руководителя облздрава, а после увольнения занялся преподавательской работой в Петербурге. 

Кто заплатит по долгам?

В 1996 году новый губернатор Юрий Евдокимов узнал о просроченных кредитах, «подаренных» его предшественниками Валентине Аршакьян, и озаботился их возвратом, чем весьма её расстроил. Она напряглась и начала спешно «прятать концы», создав несколько предприятий-близнецов, в которые переводились активы должника. К тому времени валюта, полученная в долг от государства, была уже «съедена», и арбитражный суд принял решение о банкротстве предприятия. В ноябре 1996 года долг АО «Мурмансервис» перед областным бюджетом был установлен судом с учётом просрочки в размере 93 278 124,88 руб. (эквивалент 3,36 млн. долларов США). После деноминации эта сумма была вновь пересчитана по новому курсу и зафиксирована в размере 18,0 млн. рублей. За два последующих года внешнего управления ни копейки от должника в областной бюджет не поступило.

Узнав об этой ситуации, я предложил губернатору поручить фирме «Аудит Сервис» представительство интересов областного бюджета в деле о банкротстве. Вообще-то, этот вопрос был в зоне ответственности департамента финансов Мурманской области. Но ни руководитель департамента С.А. Никитаев, ни его заместители не горели желанием заниматься таким «тухлым» делом, ссылаясь на текущие заботы. С одной стороны, они знали ситуацию и имели все основания считать дело заведомо проигрышным. С другой стороны, эту потерю (относительно небольшую для бюджета) можно было абсолютно обоснованно списать на грехи прежнего областного руководства. Кроме того, было ясно, что денег для возврата кредитов у Аршакьян нет, а истребовать у неё здание сервисного центра и заниматься его обслуживанием областная власть совсем не хотела.

Таким образом, ничего не теряя в этой ситуации, губернатор согласился с моим предложением и рекомендовал департаменту финансов заключить соответствующий договор с юридической фирмой «Аудит Сервис». По его условиям фирма должна была работать самостоятельно и за свой счёт, но регулярно отчитываться о состоянии дел и информировать юристов департамента о всех своих действиях в судах. Договор был подписан в феврале 1999 года.

Юридические дебри и судебные страсти

Практически сразу был найден способ возврата долга – путём продажи требования третьему лицу. В качестве покупателя тут же инициативно заявился местный предприниматель Василий Александрович Пимин. 15.02.2002г. он полностью погасил конкурсное требование департамента финансов, передав три векселя на общую сумму 18 340 000 рублей. Стал основным кредитором АО «Мурмансервис», он рассчитывал получить в собственность здание сервисного центра, ради чего и пошёл на эту сделку. Казалось бы, вопрос был закрыт. И вдруг сразу после совершения сделки Пимин передумал, решив, что его обманули, и стал добиваться её отмены. Такое непоследовательное поведение свойственно этому человеку – об этом знали многие, кто имел с ним дело в те годы.

Тяжба затянулось на долгие четыре года. Состоялись более десятка тяжёлых, вязких судебных заседаний в разных инстанциях. Формально фирма «Аудит Сервис» выполнила свои обязательства по договору – требование департамента финансов было удовлетворено, однако акт выполненных работ был подписан только через четыре года — после завершения многочисленных попыток оспорить сделку. Всё это время аудиторская фирма работала абсолютно бесплатно.

Арутюнян — адвокат и бизнесмен

Опротестовать и отменить сделку стремился не только Василий Пимин. Как уже было сказано, в деле о банкротстве «Мурмансервиса», кроме департамента финансов, был второй конкурсный кредитор — коммерческий банк «Мурман». Его доля в общей сумме требований составляла всего 10%, тогда как доля департамента финансов – 90%.  Однако банк проявил гораздо большую, чем администрация Комарова, активность и изобретательность в отстаивании своих интересов. КБ «Мурман» учредил 100-процентную «дочку» — ООО «Комтак» и передал ей своё право требования к «Мурмансервис». Для защиты интересов банка и его «дочки» был приглашён известный мурманский адвокат Артур Арутюнян. Впрочем, в данном случае он не только защищал своих клиентов, но имел и собственный финансовый интерес (это будет видно из документов, опубликованных ниже).

Личность этого безвременно ушедшего человека (он был убит в 2006 году) заслуживает особого внимания. Мы познакомились и жёстко состязались в деле о банкротстве АО «Мурмансервис», но впоследствии многократно общались по разным вопросам. Он был талантливым юристом, активным и успешным бизнесменом, но при этом, как ни странно, хорошим человеком – это редкое сочетание. У него было много недоброжелателей, но не знаю никого, кто мог бы доказательно упрекнуть его в непорядочности. Впрочем, не возьмусь утверждать, чего в нём было больше – адвокатской квалификации или финансовой предприимчивости на грани закона. (Дополнительная информация об Арутюняне содержится в статье сайта «такбыло.рф» от 23 марта 2021г. под названием «2001-2006.  Артур Арутюнян был юристом, бизнесменом, но не политиком».)

По заявлению Арутюняна Третейский суд Северной ТПП (судья Н. Филипповская) вынес решение о передаче сервисного здания в собственность миноритарного (!) кредитора – КБ «Мурман», после чего оно было передано дочке комбанка — ООО «Комтак». Для этого потребовалась и была сделана якобы независимая оценка объекта.

СПРАВКА от 01.12.1999г. Со слов Беляева С.А., арбитражного управляющего ОАО «Мурмансервис» известно следующее:

Оценку стоимости здания ОАО «Мурмансервис» (ул.Полярные Зори, 62) по судебному спору с ТОО «КБ Мурман» в 1996 году производил независимый оценщик Кученков А.П. По его словам, стоимость была занижена, но не преднамеренно, а вследствие того, что заказчик оценки (суд) не обеспечил представление всей необходимой документации. Кроме того, Кученков сказал Беляеву, что вынужден скрываться от своих собственных кредиторов, так как получал от них угрозы в свой адрес. Свои опасения он обосновал в частности тем, что в 1998 году в подъезде дома на проспекте Ленина в Мурманске был убит его друг (работник рыбной отрасли – данные Беляеву неизвестны). Родители Кученкова живут на Украине.

Арутюнян убедил Пимина в том, что для завладения сервисным зданием ему не следовало приобретать требование департамента финансов за 600 тыс. долларов — достаточно было выкупить «дочку» комбанка «Мурман» — ООО «Комтак». Опытный адвокат заранее договорился об этом с внешним управляющим комбанка Заикиным. Стоимость 100-процентной доли в уставном фонде ООО «Комтак»ю была согласована в размере 250 тыс. долларов. Столько же Пимин должен был заплатить Арутюняну за услуги. Таким образом, по замыслу адвоката, здание обходилось Пимину в 0,5 млн. долларов (то есть на 100 тыс. долларов дешевле, чем он заплатил департаменту финансов).

Пимин позволил адвокату убедить себя также в том, что расторгнуть сделку с департаментом не составит особого труда. Легко внушаемый Василий Александрович «клюнул». Однако, он решил действовать надёжно и подстраховался — купил ООО «Комтак» за предложенную цену, столько же заплатил Арутюняну и только после этого потребовал расторжения своей сделки с департаментом финансов.

Страховка не помогла — Василий Александрович «пролетел». Сделку с департаментом расторгнуть не удалось, а здание из собственности ООО «Комтак» было изъято и вновь вернулось в конкурсную массу АО «Мурмансервис». (Арбитражный суд Мурманской области отменил решение Третейского суда). Однако комбанк «Мурман» и адвокат Арутюнян свой «гешефт» уже сделали – они получили деньги. Смог ли Пимин их возвратить, мне неизвестно.  

ВАСИЛИЙ ПИМИН

Фото из открытого ресурса hibiny.co

Благодаря своей неоднозначной харизме и бурной активности эта неординарная личность приобрела широкую, но скандальную известность не только в предпринимательских и политических кругах, но и в криминальной среде Мурманска. Моё личное знакомство с ним получило многолетнее продолжение. Однако никакого сотрудничества, кроме той однократной сделки, у нас с ним не было – слишком уж экстравагантным и непоследовательным он был в своих идеях и начинаниях. Несмотря на наше открытое противостояние в деле «Мурмансервиса», в разговорах со мной Пимин неизменно убеждал меня в полном своём уважении и признательности, и даже просил «научить жизни». Однажды это прозвучало буквально так: «Сергей Алексеевич, я знаю, что все считают меня придурком. Подскажите, как мне быть, как себя вести. Научите меня жить!»  Настаивая на возврате 18 млн. рублей, он тут же соглашался снять это требование, если губернатор даст ему «зелёный свет» на участие каком-нибудь «серьёзном» областном проекте. Юрий Алексеевич об этом, конечно, знал. Однако, как контрагент в деловых вопросах этот предприниматель его не интересовал.

В девяностые и двухтысячные Пимин старался выстроить себе имидж серьёзного, солидного предпринимателя, но чаще оказывался в поле зрения общественности по скандальным поводам. Типичный пример – его драка с заместителем директора «Атомфлота» М. Кашкой, учинённая в декабре 2013 года на новогоднем корпоративе Марины Ковтун. Я был знаком с Мустафой Мамединовичем очень коротко и поверхностно, но достаточно, чтобы утверждать – не он стал инициатором этого конфликта.

На моей памяти нет никого из серьёзных местных предпринимателей, кому удалось бы  всерьёз выстроить с Пиминым долгосрочное деловое партнёрство. Знаю многих тех, кто после непродолжительной работы под его началом поспешили уйти. Знаю (заочно) и совсем немногих тех, кто оставался с ним надолго (Огарков, Белоус, Гнетнев). Была в поведении Василия Александровича наряду с финансовой состоятельностью, привлекавшей к нему интерес и внимание, некая несерьёзность и взбалмошность, заставлявшая дистанцироваться от него. (Дай Бог ему здоровья! Говорю о нём в прошедшем времени лишь потому, что после 2010 года мы с ним не общались).

В середине 90-х у Пимина появились политические амбиции. Поначалу, не имея собственного политического опыта и шансов на победу, он пытался продвигать в выборные органы власти «своих людей». Позже, получив первичное представление о закулисной кухне политических выборов, он озаботился приобретением собственных СМИ (газета, телекомпания). Будучи «при деньгах», Пимин на удивление легко находил средства для своих проектов в бизнесе. Участвуя в политических кампаниях, он оказался гораздо прижимистее, хотя на словах обещал «купить» всех. Недаром политтехнологи, работавшие в регионе, называли его «богатеньким Буратино» и пытались «развести» на очередной политический проект, подвешивая перед ним соответствующие «морковки».

В 2007 году Пимина настиг-таки политический успех – он стал депутатом мурманской областной думы от ЛДПР и даже возглавил в ней комитет по предпринимательству. Разумеется, знающие люди понимали, как и за какие заслуги ему достался этот депутатский мандат. Впоследствии он был исключён из партии, но долгое время в Мурманске слова «Пимин» и «ЛДПР» были синонимами. Это не улучшало имидж ни той, ни другой стороны. После кампании 2007 года Пимин в политике неизменно проигрывал. Последней (на моей памяти) попыткой приобщиться к власти стала его неудачная поддержка Михаила Савченко на мэрских выборах в 2009 году.

ЛДПР и Субботин

Некоторые антигерои на мурманском политическом поле пару раз пытались связать мою фамилию то с Пиминым, то с ЛДПР. Приходилось даже объясняться по этому поводу в СМИ. В период своего вице-губернаторства я был частым гостем в СМИ, хотя сам к этому никогда не стремился.  В 2004-м Горшков после «пролёта» на мэрских выборах (обиженный на всех и на меня) решил, что я причастен к его уголовному преследованию. На самом деле я даже не знал существа дела, возбуждённого против него начальником УВД Федотовым. Тогда Пимин фигурировал в материалах дела, как жертва Горшкова.

Фрагмент «открытого письма лидера МРОД «Кольское Собрание» А. Горшкова  начальнику УВД Мурманской области генералу Федотову В.П.» газета «Любимый город Мурманск», 25.05.-01.06.04 (орфография первоисточника сохранена):

… в августе 2003 года было заведено новое уголовное дело, по материалам которого я якобы угрожал физической расправой предпринимателю В. Пимину, а также вымогал у него ни много ни мало один миллион долларов. Даже при заведении этого дела некоторые сотрудники УВД качали головами и, извиняясь передо мной, говорили: «Извини, мы ни при чем. Сверху давят…». И сам «пострадавший» предприниматель, и его адвокат на очной ставке (конечно же не под запись) откровенно мне признавались, что инициатива фальсификации принадлежит не им, но выбора нет: уж больно, Андрей Владимирович, ваши «друзья» стараются, не можем им отказать. Показательно, что по этому делу со стороны «пострадавших» проходил также свидетелем господин Свиридовский — кандидат на пост мэра в сентябре 2003 года, работавший тогда у предпринимателя В. Пимина в качестве начальника службы безопасности, сразу же после увольнения из органов УВД МО.

После неудачи на мэрских выборах 2004-го Горшков сбежал от уголовного преследования в Чехию, где осел на ПМЖ. Однако ещё в течение нескольких лет «пепел Клааса» стучал в его голове – он следил за событиями в Мурманске, комментировал их из-за рубежа и «разоблачал» своих обидчиков (читай — «клеветал и плевался»). Насколько мне известно, угомонился он лишь в 2010 году после того, как депутаты горсовета отстранили меня от должности мэра. (Он в этом никакого участия не принимал, но уголовная душа его нашла в этом событии успокоение). Но это было потом. А в 2007 году в связи с очередными выборами в областную думу Горшков всё ещё неистовствовал. Ему взбрело в голову, что Василий Пимин – мой человек, и это я его двигаю в думу. Порученец Горшкова в Мурманске – известный шелкопёр Дмитрий Малышев (мир праху его!) плодил статью за статьёй на своём сайте «Кольский хронограф». С его слов, нашёптанных Горшковым, выходило, что Субботин полностью управляет мурманским отделением ЛДПР. Не знаю, чего добивались эти двое (Горшков и Малышев), но интерес к данной теме они возбудили. В этой связи мне пришлось несколько раз отвечать на соответствующие вопросы местных журналистов.

       Фрагмент интервью сайту «Би-порт», 22 декабря 2007 года

— Вопрос журналиста: Сергей Алексеевич, и, тем не менее, на втором месте у нас оказалась ЛДПР, чего раньше даже в более трудные годы не было. Чем это обусловлено, на Ваш взгляд, и насколько обоснован появившийся слух о том, что успех этой партии связан с Вашим именем?

— Сергей Субботин: Это не слух, а очередная интернет-инсинуация одной конкретной особи, избравшей себе амплуа – во что бы то ни стало ежедневно гадить на коврик у входа в областное правительство. Эта особь (журналистом ее назвать нельзя) высасывает слухи из собственного пальца. Бог ей судья! Я весьма критично и холодно отношусь к ЛДПР, потому что не люблю крикунов, хулиганов и нахалов любой масти. Эта партия привлекает симпатии людей именно хулиганского, авантюристичного свойства. ЛДПР предлагает им примитивные, но смелые, экстравагантные и правдоподобные варианты ответов на любые политические вопросы. ЛДПР будет занимать свою нишу в российском обществе до тех пор, пока у нее будут харизматичные лидеры типа Жириновского. Ведь никто не спорит: не будет Жириновского – не будет и ЛДПР. Пока же успех этой партии в том или ином регионе напрямую зависит от активности ее лидера. А Владимир Вольфович полюбил мурманскую землю…

Казалось бы, это уже прошлые и давно забытые дела. Но в 2014 году я уже по своей инициативе попытался публично выразить своё отношение к партии ЛДПР. Сделано это было опосредованно. Кандидат на пост губернатора Мурманской области Александр Макаревич попросил меня выступить в его поддержку, то есть подготовить короткий текст, ориентированный на избирателей Мурманской области. Он полагал, что мурманчане помнят своего последнего мэра, избранного их прямым голосованием, и мои слова в его поддержку найдут позитивный отклик у электората. Я тогда искренне пожелал ему успеха, написал то, что думал, и не потребовал, чтобы мой текст остался без его корректировок. Он поступил по-своему, исключив из текста отдельные моменты. В частности, мне было сказано, что негативно упомянутый Василий Пимин является одним из его сторонников и поэтому в данной ситуации он должен быть вне критики. Я не читал отредактированный вариант «своего» текста, однако отношения к ЛДПР не изменил до сих пор. Поэтому считаю необходимым разместить здесь этот текст без поправок и сокращений.

Фото сайта «hibinform.ru»

К слову сказать, с Макаревичем накануне губернаторских выборов 2014 года у меня было несколько разговоров. Я действительно считал его кандидатуру лучшей в сравнении с Мариной Ковтун. Но в разговоре с Александром Геннадьевичем не преминул заметить, что очевидной причиной слабости как «справросов», так и «коммунистов» является упрямое нежелание заключить предвыборный союз. Вследствие этого «левые» силы расколоты и, несмотря на всё ещё сильную поддержку граждан, они не имеют никаких шансов на победу. Складывается даже убеждение, что такова сознательная линия партийной верхушки и СР, и КПРФ – они боятся ответственности и не желают лидерства. Их устраивают роль псевдооппозиции.

Но всё это – уже абсолютное отступление от темы. Поэтому вернусь к Пимину и ЛДПР в той интерпретации, какой она была в моём рекомендательном письме Макаревичу.  Сейчас, по прошествии более семи лет, я написал бы немного иначе. Но, как говорится, теперь «не вырубишь топором».  

 Сергей Субботин о выборах мурманского губернатора, 04 сентября 2014 г (отрывок):

За всеми реальными кандидатами всегда стоят политические партии. Выборный политик без партийной поддержки – один в поле воин, его заклюют и съедят – знаю по себе! Если какой-то самовыдвиженец это отрицает, значит он лгун или самоубийца. Так что, выбирая губернатора, все равно придётся выбирать не только человека, но и партию. Помните, у Маяковского: мы говорим партия, подразумеваем – Ленин… Ничто не изменилось! Например, мы говорим ЛДПР, подразумеваем – Жириновский. Это там, в Москве, а здесь у нас – Пимин. Я не знаю лично кандидата от ЛДПР Максима Белова и не хочу его обидеть, но для мурманчан харизма бывшего партийца Васи Пимина навсегда заклеймила имидж этой партии. Поэтому губернатора от ЛДПР в Мурманске не будет. Впрочем, в нынешней России жириновцы еще долго будут набирать свои 10 процентов – такова уж специфика интеллекта этой части сограждан.

Что рассказали мурманчане о Пимине — об этом в очередном фрагменте книги.

Этот материал, пожалуй, будет интереснее всего того, что уже изложено на сайте в отношении Василия Пимина — о нём выскажутся те, кто сталкивался с ним в разных ситуациях и по разным поводам. Более того, в этих материалах будет много интересного не только о нём…

Продолжение последует

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.