Первые три отрывка из книги размещены в виде отдельных статей сайта — их легко найти по названиям. Каждый из них не обязательно является продолжением предыдущего. Нумерация отрывков соответствует только последовательности их размещения их на сайте.

Глава 19. КГБ — это навсегда (продолжение)

Контрразведка

По окончании Минских курсов в январе 1981 года, как и надлежало, я прибыл к месту службы – в Управление КГБ по Мурманской области. В те годы руководителями практически всех подразделений Управления были заслуженные и очень уважаемые внутри самой «системы» офицеры – причём каждый был в чём-то по-своему уникален и достоин подражания. Это были спецы своего дела. Так было в каждом региональном Управлении. На повышение шли сотрудники, которые не только умели руководить, но сами лично чего-то достигли и могли научить этому молодёжь. Но появлялись и такие начальники, которые кичились должностью, стремились только командовать и «строить» оперсостав в погоне за дисциплиной. Я не стану называть фамилии руководителей всех подразделений мурманского управления (мои коллеги-сверстники их помнят, и они заслуживают гораздо более подробного рассказа, а не только упоминания). Упомяну для примера только своего первого начальника Управления — Пипия Георгий Владимирович. Очень необычный, неординарный человек, сам был примером чести и порядочности и от подчинённых требовал не только высокого профессионализма, но и соблюдения чистоты чекистского звания. Он возглавлял Управление относительно недолго — с 1978 по 1981 год, а затем служил в центральном аппарате. Позже, уже в период своей службы в Германии в 1987-90гг. я слышал от коллег-москвичей очень уважительные отзывы о нём. Кстати, именно он был главным консультантом культового фильма «Семнадцать мгновений весны».

После Пипии (1978-1981) в период моей службы и работы в Мурманске на посту начальника Управления побывали многие генералы: Лукин (1983-1987), Целиковский (1987-1991), Гурылёв (1992-1999), Жарков (1999-2002), Малюченков (апрель 2002-ноябрь 2006), Фёдоров. Каждый из них запомнился в большей или меньшей степени чем-то хорошим и достойным (кроме, пожалуй, одного из названных). После Г.В. Пипии, личность которого воспринималась оперсоставом с огромным уважением и почтением, руководящий состав управления стал как-то тускнеть. Скорее всего, такое впечатление возникает с годами у всех сотрудников — они приобретают собственный опыт, глубоко вникают в обстановку и более критично оценивают своих руководителей.

Период 90-х стал самым деструктивным в истории российских органов госбезопасности – новому руководству государства они стали не нужны. Авторитет органов, ореол их могущества и вера в непогрешимость разрушались, оперсостав увольнялся, руководители мельчали. В мурманской «конторе» всё это происходило с некоторым опозданием – недаром есть шутка, что на Севере всё происходит медленнее, потому что люди здесь замороженные.

Кстати сказать, и в гражданских органах власти Мурманская область отставала от общероссийской «демократизации». Советской власти на Севере всегда было больше, чем в других регионах, и размывалась она медленнее. Одного из последних российских губернаторов «советского образца» — Юрия Евдокимова медведевская команда сковырнула только в 2009 году. Потом шайка назначенцев-жуликов три года шарила по области в поисках поживы. На смену косной, но годами выверенной партийной системе подбора кандидатов на повышение пришла порочная практика продвижения «своих людей».

Генералы тоже плачут

В жизни мурманского УФСБ тёмная полоса началась в самом конце 90-х. В 1999 году был отправлен в отставку далеко не худший начальник Управления — генерал Гурылёв Геннадий Александрович. На тот момент ему исполнилось всего 58 лет. Эта отставка выглядела совершенно нетипичной для системы — имея генеральское звание, он мог служить ещё как минимум семь лет.

Немногие сотрудники знали истинную подоплёку этого события. Пожалуй, и сам Геннадий Александрович не до конца знает всех хитросплетений интриги, которая стала причиной его увольнения. Я тем более не осведомлён об этом в той мере, которая была бы достаточна для подробного и объективного рассказа. Полную ясность в эту тёмную историю мог бы внести человек, казалось бы, весьма далёкий от кадрового управления ФСБ России — Юрий Зальевич Бергер. Как ни странно, именно он оказался в центре событий, повлекших отставку генерала Гурылёва.

В Мурманске Бергер стал известной личностью после назначения на должность первого заместителя губернатора Комарова в 1992 году. До этого он более 10 лет возглавлял управление производственно-технологической комплектации (УПТК) комбината «Североникель» в Мончегорске (проще сказать, был главным снабженцем крупнейшего областного предприятия). Но главным козырем в карьерной игре Юрия Зальевича всегда были его связи, а не занимаемые должности. Причём, круг этих связей уникален не только своей широтой (то есть числом), но и разбросом по вертикали. Он был вхож, например, к чиновникам из окружения бывшего президента Ельцина и в то же время на короткой ноге с представителями местного криминалитета, не говоря уже о бизнес-сообществе. Что же касается истории о том, как поссорились Бергер с Гурылёвым, то я не буду углубляться в детали. Коротко об этом можно сказать, что Гурылёв сломал о Бергера зубы, а тот подпилил генералу ноги. Выражу малую надежду на то, что тот или другой сами сочтут возможным рассказать эту историю в своих мемуарах (что очень маловероятно, так как обоим есть что скрывать). Я позволю себе пересказать здесь лишь короткий эпизод из той эпопеи, поведанный мне самим Бергером. Когда «наезд» ФСБ на Юрия Зальевича стал для него опасным, он попытался воспользоваться советом Ходорковского (того самого – юкосовского). Тот предложил ему помощь в оформлении израильского гражданства. Но поскольку, по словам Бергера, мать его – чистокровная белорусска, а не еврейка, затея эта не удалась. Кроме того, могу здесь сообщить, что в истории с отстранением генерала Гурылёва от должности сыграли роль большие деньги и человек по фамилии Харебов. (Мурманчане могут помнить его в связи с тем, что в 2003 году он являлся владельцем 48% акций Мурманского морского торгового порта). Кстати сказать, Юрий Зальевич оказался настолько могущественным в использовании своих связей, что сумел сместить не только начальника УФСБ. По его собственным утверждениям, ему удалось сменить областного прокурора Клочкова, который был солидарен с Гурылёвым, на Милосердова, и там тоже сыграли роль деньги.  На своём сайте «такбыло.рф» я размещу некоторые материалы о личности Харебова, а также содержание нескольких своих бесед с Юрием Бергером. Частое упоминание этой личности в моём автобиографическом повествовании обусловлено тем, что он оказал определённое влияние на мою судьбу. Мы многократно встречались и общались как наедине, так и в присутствии общих знакомых. Эти разговоры не были конфиденциальными, поэтому у меня нет никаких причин оставлять их в тайне. Тем более, Бергер — очень интересный, хорошо информированный и разговорчивый собеседник.

Сашка

Генерала Гурылёва в должности начальника УФСБ на короткий срок (до 2002 года) сменил Николай Иванович Жарков. Он имел высшее морское образование, большой опыт работы и службы на Дальнем Востоке, а в последние полтора года был заместителем Управления по Карелии. В Мурманске он прослужил всего два года, но оставил о себе самые добрые впечатления у сотрудников Управления. После него руководителем УФСБ оказался условно «доморощенный» полковник Малюченков. Многие сотрудники Управления были тогда, мягко говоря, озадачены этим кадровым назначением. В 1992-95гг. он служил в Мурманске в должности начальника одного из отделов. Ничего выдающегося в оперативном плане не достиг, но отличился установлением дружеских отношений с первым заместителем губернатора Бергером (они проживали в соседних квартирах). Никто из моих коллег достоверно не знает, за какие заслуги Малюченков в 1995-м был откомандирован в инспекторское управление Центра (как правило, это означало возможность предстоящего повышение по службе). Поговаривали, что к этому приложил руку сам Гурылёв, который таким образом избавился от неприятного и нечистоплотного сослуживца (его обоснованно подозревали в том, что в 1994-95гг. он передавал оперативную информацию объекту проверки). В 2002 году Малюченков был направлен из Москвы в Мурманск на должность начальника УФСБ. Его предшественник Жарков Н.И. возражал против этой кандидатуры. Сам Малюченков якобы тоже не хотел возвращаться из столицы на Север, однако Бергер (как он сам говорил об этом) настоятельно рекомендовал ему согласиться. Главный чекист Мурманской области числился в активе влиятельных связей Бергера под именем Сашка (отношения между ними были дружескими, хотя сам Малюченков мог кое-чего не знать и, следовательно, заблуждаться относительно истинности этой дружбы).

В конце 2002 года в моих руках оказалась одна интересная справка, составленная несколькими старшими офицерами Мурманского Управления ФСБ. Это была аргументированная негативная характеристика на Малюченкова, подготовленная, насколько я понял, для передачи в центральный аппарат. Дальнейшая судьба этой справки мне неизвестна, но цели она явно не достигла, так как Малюченков оставался в своей должности ещё в течение четырёх лет – до конца 2006 года. Поэтому и губернатор, и я в своей работе могли в полной мере убедиться в объективности данной характеристики. Ввиду наличия в этом документе специфической оперативной информации я, к сожалению, не могу разместить его ни в этой книге, ни на своём сайте. Скажу только, что в его тексте, кроме Бергера, содержательно упоминаются известные в Мурманске лица — Леванов, Гирфанов и др.

Мне в некотором смысле повезло – в связи с тем, что в 1995-м я уволился в запас, служить в Управлении под началом Малюченкова не пришлось. Но зато довелось активно контактировать с ним, когда я был уже в должности вице-губернатора, ответственного за взаимодействие с административными органами. Это не доставляло никакого удовольствия. Ответной симпатией со стороны Малюченкова, естественно, я тоже не пользовался. Мы никак не конфликтовали, но и сотрудничества не было. Хотя оснований для продуктивного взаимодействия было предостаточно – я тогда возглавлял антитеррористическую комиссию Мурманской области, Совет по экономической безопасности, Комиссию по чрезвычайным ситуациям, курировал отдел секретного делопроизводства и службу специальной связи. Не обошлось и без мелких пакостей. В январе 2004 Малюченков обязал меня, как офицера запаса ФСБ, пройти десятидневные военные сборы с отрывом от работы (что было абсолютно законно, но весьма необычно с учётом моей должности).

Против кого дружить?

Могу предполагать, что и в этом вопросе «ноги росли» от Юрия Зальевича. Заглядывая вперёд, скажу, что в апреле 1993 года в газете «Советский Мурман» была опубликована за моей подписью статья «С дилетантами, но без долларов» с критикой в адрес руководства областной администрации. Тем самым я очень сильно и на долгие годы «обидел» Бергера. На контакт со мной он вышел по своей инициативе только в январе 2005 года. Причина была в том, что смена губернатора Евдокимова в 2004 году, которую Бергер уверенно прогнозировал, не состоялась. Более того, Евдокимов был в хороших отношениях с владельцем компании «Фосагро» Андреем Гурьевым и даже сделал его представителем Мурманской области в Совете Федерации. В то же время Бергер был доверенным помощником Гурьева. Как ни крути, ему приходилось балансировать между этими двумя фигурами. Однако в действительности отношение Евдокимова к Бергеру было, мягко говоря, холодным, а контактов между ними не было вовсе. В этих условиях Юрию Зальевичу пришлось как-то выстраивать мостик к устоявшему в 2004 году губернатору. Для «затравки» он вначале передал ему через третьи руки звукозапись двух своих разговоров с местным рыбопромышленником Кокоткиным и адвокатом Бейдерманом. В них содержалась информация, компрометирующая депутата Госдумы Лунцевича. У Бергера была личная причина ненавидеть Лунцевича, но при этом он знал, что этот бизнесмен и политик также неприятен и Евдокимову — и как человек, и как недавний соперник в политике. Одновременно Бергер решил сблизиться и «задружить» с влиятельным (как тогда говорили) вице-губернатором Сергеем Субботиным. До этого мы встречались лишь однажды в 1993 году в его служебном кабинете. Вторая встреча состоялась в январе 2005 года уже в моём служебном кабинете. После этого наши встречи стали почти регулярными.  Юрий Зальевич рассказывал мне интересные и приятные для ушей Евдокимова истории, которыми я, естественно, делился с Юрием Алексеевичем. В качестве основы для сближения Бергер предложил нам свою отчаянную и бесстрашную атаку на Лунцевича. Он её действительно предпринял, дав несколько откровенных и жёстких интервью в СМИ. Более детальная информация об этих событиях и взаимоотношениях будет размещена на моём сайте «такбыло.рф», в том числе в виде текстов состоявшихся бесед.

Продолжение вскоре последует. Предыдущие три фрагмента книги можно прочесть на сайте в разделе «СТАТЬИ».

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.