О себе и о других…

Я не случайно размещаю здесь для начала именно этот отрывок книги, а ниже — фрагмент своего интервью 2003 года газете «Полярная правда». Эти два текста дают понимание, как ко мне попадала столь необычная информация, содержащаяся в статьях сайта. Мне сознательно сообщали её непосредственные участники тех давних событий, чтобы я использовал её дальше по своему разумению. Эти сведения были отрывочны и, наверное, не всегда объективны, но они шли из первых уст. Собеседники так считали, и у меня не было оснований им не верить. Сейчас, по прошествии почти двух десятилетий, эта информация уже не актуальна и не может никому навредить. Но она полезна для понимания закулисных механизмов демократии. Чем меньше тайн, обмана и денег в демократических играх, чем прозрачнее сами политики, тем больше шансов на победу у главных игроков — избирателей. Это и есть главная цель моей книги «Откровения опального мэра».

Глава 21 Жизнь без погон (отрывок).

Мужские развлечения

Что касается моей собственной судьбы, то работа в аудиторской фирме оказалась полезной не только в плане саморазвития. Уйдя с головой в освоение этого нового дела, я относительно легко смог пережить разрыв с органами госбезопасности. Это трудно даётся бывшим чекистам – многие не находят себе достойного применения, теряют интерес к жизни. Как правило, опера́ не могут прижиться в мире бизнеса – мешает «конторское» воспитание. Они умеют разрабатывать и проводить виртуозные оперативные комбинации, обманывать хитрого противника, но неспособны ради прибыли обмануть своё государство или «идти по головам» своих деловых партнёров.

Мне в этом смысле повезло. В аудиторской работе не пришлось «осваивать» государственные средства и разорять контрагентов. Вообще, суть аудита сродни адвокатской деятельности – мы помогали предприятиям поддерживать законный порядок в их бухгалтерских делах и противостоять при необходимости беспределу или бездумности налоговых инспекторов.

В своей жизни я бессчётное количество раз ни с того, ни с сего начинал какие-то новые незнакомые дела. В детстве строил модели планеров, вязал рыболовные бредни, научился играть на гармошке-двухрядке. Мама моя хорошо пела, отец ей аккомпанировал на гармони. Потом я брал гармонь и старательно пиликал, подбирая те же мелодии. В детстве очень хотелось научиться по-настоящему играть на аккордеоне, но этот волшебный, как мне казалось, инструмент стоил слишком дорого для нашей семьи. Отец никогда сам не пел, только играл – на гармошке, балалайке, мандолине. Я впервые пересилил себя и попробовал играть и петь одновременно уже на пенсии – это оказалось крайне трудным занятием. Часами сидел один в своей бане и репетировал, чтобы никто не слышал моих упражнений. В конце концов начало получаться, появился автоматизм в координации слов и пальцев. Но, прекрасно сознавая отсутствие голосового дарования, оставил эти упражнения.

В период учёбы в десятом классе освоил швейную машинку. Отец (он умел абсолютно всё) помог сшить первую вещь – борцовку для занятий самбо. В студенчестве я уже самостоятельно шил себе и товарищам модные в то время брюки «клёш» и рубашки. В последний день перед сдачей госэкзамена в институте, вместо того, чтобы готовиться, целый день шил себе шляпу из тонкого брезента (она у меня в ходу до сих пор). Кстати, такие отвлечённые от учёбы занятия лучше всего помогают эмоционально подготовиться к экзаменам – перед смертью всё равно не надышишься.

Не стану перечислять все свои увлечения и начинания – они не закончатся, пока жив. Поход в политику – тоже своего рода увлечение (и приключение на свою задницу!) — вполне можно было обойтись без него. Жизнь — хороший учитель, но слишком поздно мы постигаем её уроки. Лет пять-шесть после отъезда из Мурманска мне продолжали поступать телефонные звонки с предложениями поучаствовать в той или иной политической кампании. Никто не хотел поверить, что Субботин сознательно и полностью отказался от политической активности. На самом деле я просто прокопал новое русло для своей активности.

Не помню, кто сказал: «Если не можешь изменить мир, измени себя!» Мне эта мудрость представляется немного иначе. Чтобы мир стал лучше, не обязательно быть политиком или большим руководителем. Достаточно выполнять три простых условия. Во-первых, постоянно улучшать своё самое ближайшее окружающее пространство – наводить порядок в квартире, чинить забор, убирать мусор во дворе… Во-вторых, быть хорошим, щедрым, полезным и заботливым не для всех сограждан сразу, а для своих близких – жены, детей, друзей, соседей и всех первых встречных. В-третьих, относиться к самому себе, как к своему ребёнку – заботиться, беречь, учить и воспитывать, чтобы иметь возможность долго и хорошо исполнять первые два условия.

Пересмотреть свои прежние устремления и амбиции оказалось не так уж трудно. Ни убеждения и принципы, ни интересы свои менять не пришлось. Напротив, наблюдать как бы со стороны за общественно политическими событиями оказалось так же интересно и познавательно, как прежде участвовать в них лично. Темп жизни тоже не изменился – мне всё так же не хватает рабочего дня, чтобы сделать всё задуманное. Расширил свой дачный домик, сложил в нём русскую печь, построил своими руками баню и гараж, вырастил сад, завёл кур, карасей в пруду, освоил пчеловодство, между дел написал с полсотни стихов… 

Шляпы на швейной машинке уже не шью, но баловаться в своих затеях не прекратил. Летом 2020-го смастерил плот для рыбалки, вряд ли ещё где-то такой найдётся. Купил старенький легковой прицеп, снял с него всё лишнее, сделал широкий настил, а сверху соорудил кабину от дождя и ветра. Внизу закрепил пенопластовые блоки – грузоподъёмность получилась около тонны. Пристроил транец для лодочного мотора, сделал длинные вёсла и несколько раз уже съездил с товарищами на рыбалку на озеро Суходольское. Загоняю этот плот-прицеп в воду и поплыли! Медленно, но удобно и весело. Шикарный получился транспорт, с лодкой не сравнится. На флагштоке — российский триколор, сбоку большими буквами название — «Пепелац». Встречные рыбаки-лодочники с удивлением таращатся, а потом одобрительно приветствуют.

В голове уже новые планы, но сначала надо закончить книгу воспоминаний. Ещё год – и это дело завершу. Жизнь так интересна! Очень хочется подольше пожить…

Разведка без разведки

Во время работы в аудите я придумал для себя очередное новое занятие – информационную работу. Вернее сказать, оно не было новым по содержанию — в период службы в органах я занимался тем же самым делом, но только по поручению и в интересах государства. Скорее, это стало попыткой реализовать прежние навыки (естественно, соблюдая закон в части ограничений на оперативно-розыскную деятельность, то есть без специальных средств и методов). В тот период я начал вести дневниковые записи и формировать личный архив. Это занятие оказалось трудоёмким, но весьма полезным и востребованным в дальнейшей жизни.

После увольнения из ФСБ круг моих знакомых из числа бывших коллег и действующих сотрудников разных правоохранительных органов значительно расширился. Заглянуть ко мне в офис аудиторской фирмы, выпить чашку кофе и непринуждённо пообщаться можно было в любое время– это сплачивало. Мы знакомились и встречались по поводу и без всякого повода, но обязательно небольшими компаниями в дни профессиональных праздников. Все эти люди были хорошо информированы об обстановке в регионе. Осведомлённость – профессиональная черта любого оперативного работника. Если возникал вопрос относительно какого-нибудь чиновника, события, предпринимателя, фирмы, криминальной личности и т.п., кто-то обязательно мог поделиться информацией. Все знали обо всём и обо всех, но кто-то один обязательно знал или мог узнать больше. Никто не разглашал служебные тайны, никто на это и не рассчитывал – болтуны в этой профессиональной среде вообще редкость.

Позже, в 2006-2008 годах, уже в бытность свою заместителем губернатора я организовал неформальный «клуб информированных людей». Первоначально предполагалось, что в него войдут только бывшие сотрудники правоохранительных ведомств. Но потом оказалось, что каждый участник стремился привести ещё кого-нибудь «со стороны». Иногда собиралось до трёх десятков человек (всего в списке участников числилось 47 чел.) Спасибо Марине Алексеевне Калмыковой, директору делового центра «Меридиан» — она бесплатно предоставляла нам возможность раз в месяц собираться в малом конференц-зале. Обычно каждый участник «клуба» рассказывал о чём-то, что знал лучше других и что было интересно всем. Это были своего рода короткие лекции по направлению деятельности тех предприятий, в которых работали члены нашего клуба. После этого обменивались самыми разными новостями, делились воспоминаниями и просто беседовали. Затем поздравляли тех присутствующих, кто отметил свой день рождения в прошедшем месяце. Естественно, выпивали по рюмке, а то и по три-четыре, поскольку встречи проходили вечером. Спиртным и салатами проставлялись именинники, я закупал бутерброды и прочую скромную закуску.

Возможно, я ещё вернусь позже к рассказу об этих «посиделках». Пока же скажу, что интерес они вызывали очень большой и не только со стороны самих участников. Помню, с какого-то момента на встречи стали приходить один-два чекиста из числа молодых сотрудников, они располагались в задних рядах и молча слушали. Естественно, никакой «крамолы» они там выслушать не могли, но роль внимательных наблюдателей по поручению руководства исполняли исправно. Начальник УФСБ Валерий Фёдоров как-то при встрече, хитро улыбаясь, обмолвился мне, что с интересом наблюдает за нашими посиделками в «Меридиане». Это было вполне обосновано с его стороны — уж очень интересные, неоднозначные и многознающие люди там собирались. Я ни в коем случае не стану раскрывать весь списочный состав «клуба», для примера не удержусь назвать в числе завсегдатаев только Бергера и генерала Гурылёва.

Но и без клуба круг моих знакомых из числа весьма информированных людей был очень широк. В течение каждого рабочего дня, включая выходные, у меня было по нескольку встреч и собеседований. Как правило, люди сами просили встретиться и поговорить о чём-то важном, по их мнению. Все визитёры рабочего кабинета (как и телефонные звонки на служебный телефон) фиксировались секретарём в специальном журнале – это была обязательная практика. Вечерами уже после работы я садился за домашний компьютер и коротко помечал события и содержание встреч прошедшего дня. Если поступала важная информация, которую надо было обработать, вставал часов в пять утра и садился за компьютер. Сейчас просматриваю эти записи, списки, файлы и вспоминается вся история того периода.

Единомышленники

Я немного нарушил последовательность своего повествования, опережая ход событий. Но поскольку коснулся темы информационной работы, продолжу это небольшое, но важное отступление.

В книге неоднократно будет употреблено выражение «тайная политическая борьба». Это явление обязательно сопровождает любую (не только сугубо политическую) деятельность, потому что политика – чрезвычайно широкое понятие. Можно сказать, что политикой занимаются даже соседки в коммунальной квартире и сидельцы в тюремной камере, а не только чиновники и депутаты. В этой политической борьбе всегда есть сторонники, единомышленники и противники, соперники. О противниках в моей политической судьбе разговор пойдёт позже. Далеко не все они вообще заслуживают упоминания. А вот единомышленники – это очень важная и ценная категория людей. Даже если жизнь сводит с ними ненадолго.

У меня в период чиновничьей службы единомышленников было очень много. В основе наших взаимоотношений лежало единство мнений по важным вопросам политического, экономического или иного характера.

Служебная судьба руководителей в исполнительной власти, к коим и я относился, всегда состоит из одного или нескольких временных периодов. Как только сменяется губернатор, следом, как правило, уходят все его заместители, руководители департаментов (теперь министры), комитетов, управлений и т.д. В представительной власти это происходит иначе — посредством выборов.  Естественно, свято место пусто не бывает. Поэтому не только служебная деятельность руководителей, но и сам факт нахождения их при должностях всегда вызывает критику и противодействие со стороны тех, кто хотел бы видеть на их месте совсем других людей. Работа каждого органа исполнительной власти – сложнейший процесс с участием десятков и даже сотен чиновников, Он регулируется множеством законов и правил. Поэтому управление регионом, как в армии, невозможно без единоначалия. Вся руководящая команда областной исполнительной власти формируется первым лицом (губернатором), и каждый член команды обязан действовать в соответствии с его установками и указаниями. Конечно, если это не противоречит законам и моральным принципам. Если с чем-то не согласен –доказывай губернатору свою правоту либо увольняйся.

Такова идеальная картинка власти. В реальности внутри управляющей команды и, тем более, за стенами областной администрации существуют множество противоречий, конфликтов, злоупотреблений, интриг и прочих негативных процессов. Местные правоохранительные органы обязаны информировать губернатора, как главу региональной исполнительной власти, о признаках возможных антигосударственных, преступных и социально опасных проявлений. Но далеко не всегда это делается, потому что правоохранители подчиняются, прежде всего, своему руководству на федеральном уровне и «по уши» бывают загружены собственными служебными задачами по подведомственности. Кроме того, (и это самое печальное) некоторые сотрудники местных правоохранительных органов сами бывают участниками коррупционных и прочих противоправных схем. Поэтому при изучении обстановки в регионе любой губернаторской команде приходится полагаться также и на собственные силы и возможности.

Губернатор Евдокимов это прекрасно знал. Именно поэтому с 1997 года я стал его внештатным консультантом по информационной и экономической безопасности. В течение последующих семи лет я оказывал ему информационную помощь, когда надо было изучить какой-то конкретный вопрос, «подсветить» какую-то структуру или конкретного человека. А в 2002 году он пригласил меня на должность заместителя, понимая, что эту деятельность надо осуществлять системно.

Конечно, организация информационно-аналитической работы стала лишь одним, не самым главным направлением моей службы среди прочих служебных обязанностей (не стану скучно перечислять все подразделения областного правительства и комиссии, которые оказались в моей подведомственности — их было около десятка). Уже в марте 2003 года губернатор одобрил моё предложение о создании межведомственного координационного совета по экономической безопасности (МКСЭБ), куда, кроме меня, вошли руководители правоохранительных органов и ключевых отраслевых структур (22 человека). На нём подробно анализировались проблемные вопросы местной экономики, для решения которых требовалось участие многих независимых ведомств (например, алкогольный рынок, прибрежный рыбный и крабовый промысел, обеспечение топливом и др.)

В 2007 году в России началась активная кампания по внедрению антикоррупционных экспертиз и регламентов. В Мурманской области был создан МСПК — межведомственный совет по противодействию коррупции и криминализации экономики (аналогичный МКСЭБ по составу участников). Помню, с каким «скрипом» и сопротивлением внедрялись новые антикоррупционные практики. Надо было отредактировать все (!) действующие нормативно-правовые и распорядительные документы. Коллеги – заместители губернатора и руководители департаментов возмущались, обижались, жаловались губернатору, но вынуждены были реформировать весь свой документооборот и пропускать его через антикоррупционную экспертизу. Постепенно это стало обычной практикой, но поначалу все шишки сыпались на мой департамент, как будто я это придумал. Чистова Л.А., зам.губернатора по социальным вопросам возмущённо упрекала меня: «Вы что, всех нас подозреваете в коррупции?» Даже первый зам.губернатора Селин А.А., отлично понимавший обязательность антикоррупционной работы, тем не менее, саркастически высказывался по этому поводу, и нарочито старательно, как бы дразнясь, выговаривал новое словосочетание «коррупциогенный признак».

Экспертизу проводили сотрудники экспертно-аналитического управления правительства. Оно было создано в 2004 году в составе курируемого мной департамента. Штат его был сформирован из нескольких бывших сотрудников правоохранительных органов (милиция, налоговая полиция, прокуратура). Именно эти специалисты-аналитики, умевшие профессионально разбираться в вопросах экономики и финансов, вскрыли и детально изложили в документах мошеннические схемы, по которым городской властью Мурманска в 2003-2008 годах разбазаривалось муниципальное имущество. (Об этом я подробно напишу позже и размещу некоторые документы на сайте «такбыло.рф»).

Вкратце я назвал формальные структуры, через которые можно было вести информационную работу в интересах областного правительства. Однако, основной поток оперативно интересных сведений поступал ко мне через неформальное личное общение с разными людьми. В дальнейшем наиболее актуальная информация в обобщенном виде устно или в документальном виде доводилась до губернатора.

Именно информирование первого лица области было главной целью такой работы. Это понимали все мои собеседники. Тем не менее, узнавая что-то, явно не предназначенное для публичного освещения, я всегда интересовался, могу ли использовать эту информацию по своему усмотрению и, в частности, могу ли передать её губернатору. И неизменно получал согласие на это. Более того, большинство моих собеседников именно с этой целью и делились со мной информацией — просили довести её до первого лица области, до правоохранителей или реализовать другим способом.

Особо следует сказать, что периодически в информационном поле Мурманской области (как и в любом регионе) активизировался интерес к местным политикам и политическим событиям. Это происходило каждый раз накануне очередных выборов. В эти периоды буквально не было отбоя от добровольных советчиков и информаторов. В первую очередь, это были сами политики и политтехнологи, стремившиеся поучаствовать в избирательных кампаниях. Про политиков разговор особый – о них мурманчане и без меня слышат много, хотя далеко не всегда истину.

Фамилии политтехнологов тоже у всех на слуху, но об этих людях информации очень мало – они себя не афишируют. Чтобы приоткрыть завесу таинства этих личностей, я расскажу о некоторых из них на сайте «такбыло.рф». В период работы в правительстве я по поручению губернатора занимался мониторингом политических процессов в области. Поэтому с многими местными политтехнологами мне довелось общаться лично. В большинстве своём это весьма неординарные люди, интересные в общении, хорошо информированные, искушённые в вопросах местной политики и глубоко знающие подноготную своих нанимателей-политиков. С некоторыми из них у меня сложились хорошие, доверительные и даже товарищеские отношения. Думаю, я не нанесу им никакой обиды или вреда своим рассказом.

И, наконец, была ещё одна – самая ценная категория моих информационных помощников (не поворачивается язык называть их оперативным термином «источник»). Это мои коллеги по профессии – бывшие оперативные сотрудники из разных ведомств. Их много и никого из ныне здравствующих я называть не буду, хотя именно этим могу кого-то из них обидеть. Но пусть они сами рассказывают о том, что было – это только их право.

Были и такие, кого уже нет среди живых (я сейчас в том возрасте, когда всё чаще приходится провожать и поминать своих товарищей-сверстников). С этими людьми мы были абсолютными единомышленниками, разделяли одни идеалы правды и справедливости и работали на достижение единых целей. Если мне придётся ссылаться на них в материалах, размещаемых на сайте, я назову только их инициалы. Фактически они были для меня и товарищами, и сотрудниками, потому что я мог не только спрашивать их о чём-то, но даже что-то поручать. Например, один из них (назову его «НВ») по моей просьбе внедрился в штат ранее упомянутой фирмы «Бизнес Сервис». Несколько раз он выезжал в Чехию и встречался с Горшковым, сбежавшим туда от уголовного преследования, а потом подробно делился со мной полученными сведениями. В 2014 году он передал мне часть своего архива на компакт-диске (звукозаписи некоторых разговоров и переписку).

Бергер в разговоре со мной в конце 2009 года назвал этого человека «подлецом» и «предателем». Причина его неприязни к НВ мне хорошо известна, и она не имеет никакой связи с личностными качествами моего товарища. Известно, что порядочные люди редко за глаза обличают и хулят других, даже отъявленных негодяев. Чаще бывает наоборот. До определённого времени НВ и Бергер состояли в очень хороших, доверительных отношениях. Но, углубляясь в эти отношения, Юрий Зальевич не учёл двух важных обстоятельств. Во-первых, он сам для всех мурманских оперо́в всегда был, прежде всего, объектом оперативного интереса, а уже потом — умным, многознающим, умудрённым опытом человеком. Во-вторых, НВ был «опер от бога», таких талантливых оперативников я больше не встречал. Он находил контакт с любыми людьми, легко «влезал» в любую тему и умел быть одинаково накоротке как с генералами ФСБ, так и с «отмороженными» бандитами. А главное – даже после увольнения из ФСБ он оставался настоящим о́пером

Весной 2010-го Бергер и меня назвал предателем. В его понимании это было обосновано. Я не давал ему никаких обещаний, не был ему лично ничем обязан, но не оправдал его надежд (позже расскажу об этом подробнее).

Все те люди, которых я назвал единомышленниками, делились со мной информацией, как с представителем власти. Для них это было своего рода гражданской самореализацией, а для меня – служебной необходимостью. Надо отметить, что не только бывшие сотрудники, но и весь действующий оперсостав местных правоохранительных органов с уважением относился к губернатору Евдокимову. Многое из того, о чём умалчивали руководители этих органов, мы в правительстве узнавали от рядовых сотрудников. Евдокимова они уважали за то, что он настоящий государственник. По крайней мере, от двоих своих преемников этот губернатор отличался радикально.

Фрагмент интервью газете «Полярная правда», август 2003 года.

Я 16 лет отслужил в органах контрразведки и внешней разведки, потом семь лет руководил аудиторской компанией и одновременно был консультантом Губернатора по вопросам экономической и информационной безопасности. С 2002 года занимаюсь теми же вопросами в должности заместителя Губернатора. Как предыдущие, так и нынешняя должность обязывает меня знать оперативную обстановку в регионе. А как можно изучать какой-то объект, не имея связи с ним? Так что формально газета права.

В структуре областной администрации нет специального подразделения по обеспечению экономической безопасности. Существует лишь совещательный орган — межведомственный координационный совет по экономической безопасности, я его председатель. Заседания Совета проводятся ежемесячно. Их подготовку организуют два сотрудника отдела Правительства по взаимодействию с административными органами. Но у них масса других обязанностей, поэтому вопросами экономической безопасности непосредственно занимаюсь и я лично.

Главное в этой работе – получение и оценка сведений о возможном нанесении ущерба региональной экономике или конкретным предприятиям, о признаках коррупции, мошенничества и т.д., то есть сведений об угрозах «экономическому здоровью» региона. Как правило, это негативная информация, носителем которой является специфический социальный контингент. Поэтому ежедневно у меня бывает до десятка встреч с самыми разными людьми — сотрудниками контролирующих органов и спецслужб, руководителями проблемных предприятий, а также с представителями криминального бизнеса. Последние представляют особую информационную ценность. Именно они разрабатывают и воплощают в жизнь теневые бизнес-проекты, привлекают исполнителей, получают доходы и только они достоверно знают всю свою «кухню». Должен оговориться, что они не бандиты или воры в общепринятом понимании. Это респектабельные и состоятельные люди, как правило, умные и даже по-своему талантливые, но предпочитающие жить не по законам, а «по понятиям». У них есть чему поучиться легальным предпринимателям и чиновникам, но в целом это волчий мир, который не должен вызывать симпатий. Он всегда будет в конфликтных отношениях с государственной системой хотя бы потому, что основное население в этом мире — не «благородные волки», а совсем другие животные, ассоциирующиеся с насилием и обманом, жадностью и отсутствием морали.

Я не афиширую свои контакты с «проблемными» личностями, но и не скрываю их от сотрудников правоохранительных органов. И те, и другие знают об этом. Кое-что замечают журналисты и всякие аналитики, которые на основе таких «фактиков» строят свои бредовые умозаключения. Может быть, это делается не злонамеренно, а в надежде выманить какую-то публичную реакцию. Но она не всегда возможна. В январе с.г. уважаемая мною телеведущая «ТВ-21» С.А. Бокова два часа профессионально пытала меня вопросами о характере моих взаимоотношений с одной политически активной особой, а я старался давать максимально искренние ответы. Интервью так и не вышло в эфир, потому что для объективности надо было давать его полностью, но тогда слишком много чести было бы оказано той самой особе. Спасибо Светлане Александровне за журналистскую мудрость и порядочность. Кое-кто на ее месте выдернул бы парочку моих высказываний и прокомментировал по-своему.

Самый свежий отрывок книги размещён на главной странице сайта «О себе и о других»

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.