Беседа 21 мая 2005 года.

Упоминаемые лица: = бежаев, белоусов, бережной, власюк, воробьёв, горшков, донченко, дуркина, жириновский, караханов, колпаков, коньков, косубицкий, кудасов, лунцевич, митин, некрасов, парулуа, полиэктов, рузанкин, симоненко, тананыкин, хлопонин, хмель, цимбалюк, черепов, чернышенко, щёголев, юденко; == бизнес сервис, косам, лдпр, мегапласт, нерпа, эмир

Я ногу повредил на баскетболе. По протекции Васи Тараканова попал на лечение к Гончаруку (Гончарук Кузьма Васильевич и его супруга Эльза Анваровна — известные в Мурманске специалисты по китайской медицине).

Воробьев (Борис Геннадьевич) пытается выходить на контакт с руководителем ЛДПР. Долго он не выходил. А тут из Москвы прошло указание – продлить контракт с Трошковой (а она в нашей команде). Я ее под себя подмял. Не скрываю – там и деньги были заплачены в Москву. И человек, который приезжал из Москвы, уехал весь счастливый («Я думал, кому продаться, а меня тут сразу купили!»). Москва сейчас поняла, что тут все в порядке. В принципе, этим здесь должен был заниматься Воробьев. И вот теперь я хочу вас познакомить с руководителем — Митиным Андреем Сергеевичем. Он председатель Мурманского отделения партии.  Воробьев утратил все связи с руководством партии. У него их никогда и не было. Они были у Вихорева. Воробьев даже не пытался пробивать себе деньги от федералов. Через думу он не пробивал, я пробиваю. Вот есть у меня отношения с Чернышенко (Игорь Константинович, депутат Госдумы) – я пробил в этом году 5 млн. на Полярный и 8 млн. на Гаджиево. Это моя работа. По ЗАТО это можно делать! Это пробивается под строящиеся объекты. Он приходит в думу и говорит: «Объект недостроен!» В том году он только на Гаджиево выбил восемь миллионов. В позапрошлом году – 5 млн. (это было первый раз). Сейчас я пробиваю через Госстрой (вроде, уже подписано) девять млн. на два города, на Гаджиево и на Полярный по ветхому жилью. Почему другие это не делают, не знаю. Москвичи сами удивляются на Мурманск. Есть, например, Ура-Губа и еще какая-то деревня на побережье, где были пробиты деньги на котельную – 6 млн. Так их не освоили! А я, когда стал разбираться, так там оказалось, что до этого пробили деньги, а их просто сперли и убежали все. А эти 6 млн. были зарезервированы. Надо было только документы привезти и все. Я приехал к Полиэктову (Владимир Александрович, в то время глава Кольского района), сказал, что ничего сам не хочу, просто деньги есть. Дескать, скажи этому мэру, пусть он сам состыкуется. А он мне начал говорить: «Понимаешь, там область…» Может, Бережной там в этом поучаствовал (Николай Иванович, руководитель департамента АМО)? Наверное, кто-то кого-то кинул, поэтому там ничего не прошло. Пили они на день строителя и были там двое из Мурманска, они удивились: «А как это Гаджиево и Полярный попали в эту программу!»

Вот на такие темы у меня есть завязки. У Воробьева (в бытность его главой Заозёрска) этого не было. Он пробивал только напрямую через Минфин. Я допускаю, что, может, он наоборот, положительный парень! У нас, например, с Минфином ничего не получается. Тут получилось так: Бежаев (Олег Георгиевич, с 1998г. влиятельный чиновник Минфина РФ) – осетин, но мусульманин (в Осетии, оказывается, есть несколько мусульманских деревень, во время резни с ингушами они были на стороне ингушей). А армяне очень дорожат тем, что они христиане. Отец и ляпнул ему, что мы, дескать, с вами христиане… Он не знал этого и вообще не уделял этому внимания, атеист. А тот — активный участник всех мусульманских тусовок. Но вот так прокололся.

Боря Воробьев выстраивал отношения только через Минфин, и что-то было завязано через администрацию Президента. (Это мне рассказывал Олег Борисов, но я не уверен, что там что-то серьезное есть). У Бориса нет никаких связей в партийном руководстве. Есть только такой Донченко, которого мы замочили. Он руководил здесь до свержения. Этот Донченко из Украины, офицер запаса, служил на Северном флоте, выпускник «Ленкома». Ему где-то 45 лет. Он из Украины уехал, получил российское гражданство, и его направили в Мурманск. Он здесь работал в какой-то металлической компании. Тананыкин («Бизнес Сервис») сказал, что компания ничего из себя не представляет, работает где-то на юго-восточном побережье, хозяин ее ушел в другой бизнес и Донченко занял его место). Сейчас он работает где-то в Заполярном.

Конференцию (ЛДПР) мы организовали правильно. Там должно было быть 57 делегатов. Было человек 50, из них 40 наши. Полная численность – около тысячи, разбросаны по области. В Мурманске в каждом округе – человек по сто.

Андрей Митин – бывший капитан второго ранга, в запасе. Служил старшим помощником командира лодки. Он один из первых предпринимателей в Гаджиево. Уволился в 1991 году. Закончил с золотой медалью училище. Очень сильно помог отцу на выборах. Причем, он понимал, что Щеголев (соперник Мусатяна-старшего на выборах главы Гаджиева) его раздавит, не дружит он со Щеголевым. Управляемый. У него несколько магазинов (продовольствие, спиртное). Магазины у него в собственности. Он достаточно независим. У отца с ним дружеские отношения. Андрей знает все партийное руководство в Москве. В конце июне у меня должна быть прямая встреча с Жириновским, через Андрея согласована. Хочу с ним непосредственно обговорить все. Когда какие-то процессы идут, надо разговаривать с первым человеком. Если работать через кучу посредников – сдохнешь. Они все — вымогатели. Андрей понимает, что надо познакомиться с вами, потому что мы проговорили, что Сергей Алексеевич – это единственный мостик к губернатору. А если работать с Воробьевым, то неизвестно, что будет – скорее всего, подстава какая-нибудь. Я знаю, что я расскажу Воробьеву одно, а он расскажет губернатору совершенно иное.

С: — Отвлекусь немного. Юрий Алексеевич не верит, что у Юрлина хорошие и тесные отношения с Лунцевичем (об этом Мусатян сказал на предыдущей встрече).

Ну, что ж, пусть не верит. Они эти отношения никак не скрывают. Лунцевич, чуть что, постоянно на «Нерпе» торчит, выступает там. Я могу вытащить какие-нибудь записи, как Лунц выступал на «Нерпе». А «Нерпа» с Юрлиным (Юрий Петрович, глава Снежногорска) связана напрочь. Горбунов и Юрлин – это два брата. А раньше был Стеблин – там вообще единство было (Павел Григорьевич Стеблин, директор завода «Нерпа», умер в 2002г. Его преемник Горбунов в 2015 осужден на 4 года за хищения). Они с Юрлиным и финансовые вопросы решали. Топливо вместе поставляли и прочее. Бывало, когда завод городу деньги просто дарил (по 10 млн.) Стеблин был бессемейный, он жил своим делом, упивался своей работой, даже странный был в этом отношении.

Вот еще о чем хочу поговорить – момент очень важный для меня. Меня сейчас мочалят у губернатора. Работает и Воробьев, и по «Сайде-губе» люди против меня работают. Иначе губернатор ничего бы не говорил Черепову (глава Полярного) про Мусатяна-младшего. Он же о Мусатяне-младшем, как я понял, говорит больше, чем о старшем. Черепову, например, был задан такой вопрос: «А чем у тебя сын Мусатяна занимается? Он тебя что, за яйца держит?» На что ему Черепов ответил, что его Мусатян, как зам вполне устраивает. Мусатян, как «папа Карло», с полдевятого на работе и в семь вечера выезжает, а то и в девять вечера. То есть губернатору вкладывают, что Мусатян на месте не сидит, где-то ездит, занимается какими-то выборами. Но у меня другой уровень. Я не буду сидеть и писать какие-то статьи, сидеть в каком-то штабе. У меня для этого есть специалисты. Например, когда я работал по Заозерску, я принципиально ни разу там не появился, а приехал в час ночи после второго тура, поздравить Караханова (глава Заозёрска). У меня много направлений, и как зам я справляюсь, много чего успеваю.

О конфликте с начальником милиции Власюком (Геннадий Семёнович, начальник ОВД ЗАТО Полярный) Он требует деньги на федеральную составляющую, а мы не имеем права. Финансируем милицию общественной безопасности – там вопросов ни у кого нет. Купили начальнику МОБ автомашину – она стои́т, Власюк запрещает ее регистрировать. Сейчас будет корректировка бюджета – деньги уйдут от него, и он запищит. Но это будет решение Совета. Если честно сказать, Власюк работает на выборы. Он сейчас, например, ссылаясь на Пятое управление, просит акт счетной палаты и акт КРУ. Ну зачем начальнику милиции эти документы?!

С: — Фирма «Мегапласт» работает под крышей Власюка?

Конечно! Там же КПП. Для них это КПП всегда открыто. Куда они везут металл – не знаю. Но они в хороших отношениях с Тананыкиным («Бизнес-сервис»). Хозяин «Мегапласта» (Петрухин), хоть и простоватый на вид, но очень богатый и непростой. В ЗАТО вообще нельзя решить ни одну проблему без КПП. Пятое управление создало в ЗАТО клондайки. Юденко, например, (Сергей Борисович, начальник ОВД Снежногорска) не скрывает, что Отар Парулуа (работал на Горшкова) – это его сексот. «Мегапласт» сейчас работает в самом Полярном. Наверное, с завода таскает металл, там его хватает. Там куча металла в Горячих Ключах, поднимают их. Но он не мог бы жить без Власюка, как и Власюк без него. Власюк абсолютно нечестен. Это человек Юрлина, он же оттуда пришел. Почему у нас разборки постоянно идут с Власюком – это Юрлин работу ведет. С ООО «КОСАМ» свара тоже через Юрлина возникла. Меня мочит Юрлин.

В «КОСАМе» руководитель Колпаков, ведет он себя очень нагло. Ведь взять спор наш по земле. Я с отцом говорил на эту тему. Если бы четыре месяца назад губернатор пригласил и сказал, что надо выделить землю – вопрос бы даже не возник, подписал бы все. И если бы не губернатор, а кто-то из его замов вышел – тоже подписал бы. А тут, прежде чем поговорить, начинают прессовать в земельном комитете, у Микова, у Мельниченко. (Миков Борис Александрович – ТУ «Росимущества» по МО, Мельниченко Татьяна Петровна – руководитель департамента имущественных отношений АМО). И все начинают орать, что земля вообще федеральная. Да забирайте ее! Но на следующий год бюджет будет областной. А дома у нас все муниципальные. Вот вы за наши дома будете военным платить арендную плату! Они там зацепились за один юридический казус, но он очень слабый.

Меня очень расстроил тот момент, что губернатор лично меня мочит. Его, например, интересует, что я делаю у Волошина (глава Североморска). Черепову (глава Полярного) говорит: «Чего это Мусатян твой Волошину помогает? В Заозерске занимался — чего он по земле лезет? Он тебя за яйца держит?»

С: — Юрий Алексеевич любитель задавать такого рода вопросы. Но это не значит, что он именно так считает.

Черепов ответил, что Мусатян его за яйца не держит. Что он его устраивает, прежде всего, как юрист. Я действительно, когда пришел, разрулил там все, бардак был полный. Не буду врать, и Черепов об этом знает, что Цимбалюк (директор ОАО «Хлебопёк») выходила на меня с Коньковым («нардеп», депутат облдумы), и пытались они меня перетянуть. Но я его не сдал. Кстати, есть сейчас у Черепова один из замов, который работает на Конькова. Даже если Черепов меня сейчас выгоняет, я не пойду против него, я просто уеду, мне есть чем заняться. Но он ослабнет очень серьезно.

А еще Губернатор сказал, что я,якобы в Пскове работал. Этого не было вообще. После того, как я стал помощником главы, я работал только один раз в своем отпуске на Хлопонина в Красноярске. Да и не работал, по большому счету, я болтался там, как член команды с совещательным голосом. Я с Хлопониным не в друзьях, но пили вместе два раза, до поросячьего визга. Если бы я был с ним в друзьях, я бы там давно работал. Молодость и глупость помешали. Я не привык выделяться в нужный момент. А если бы я к нему жестко прижался там на Таймыре, я бы остался с ним. И я, и Дуркина Люда, она вообще близка к нему была, летала с ним вместе. Он ее звал к себе на должность зама губернатора по образованию. А она, дурочка, полтора года как в Москве появилась из Нарьян-Мара и отказалась. Сейчас жалеет.

В общем, никуда я не ездил. Работаю со своего рабочего места. У «Новостей закрытых городов» (газета) сейчас тираж 35 тыс.экз. В следующем году будет 40 тыс. Распространяется она бесплатно. Это серьезно. С Волошиным я выстроил отношения. Команда у меня отработана. С 1 июня они уедут на лето и, если выборы не передвинутся, то 1 сентября все они будут здесь. Волошин доволен. Все исследования у него есть. Ситуация у него, хотя и сложная, но не страшная. И он должен пройти, если не в первом туре, то во втором.

Что я хотел бы. Я очень хочу встретиться с Юрием Алексеевичем. Сейчас много всего муссируется в разных кругах. Косубицкий разводит очень сильно. Саша – говнюк, надо его поймать и ногу сломать! Он лезет не в свои дела. Он обижается, что я его из Североморска выдавил. Он считает, что это его вотчина. Хотя Волошин говорит: «Надо ему, наверное, платить, чтобы только он, сука, не мешал».

С: — Что значит — выдавили его. Ведь он же все равно там против Хмеля не пошел бы. Это же одна команда. (Хмель Александр Анатольевич — «нардеп», депутат облдумы с 2001 года, лишён мандата в 2006 году, в 2005 году баллотировался на пост главы Североморска)

Почему не пошел бы? Он пойдет против любого за деньги. Я с ним очень много контачил. У нас были в основном рабочие отношения, но где-то и личные. Я его вижу насквозь. Если он врет, я его сразу вижу. Он боится грубой физической силы и прямого наезда. В таких случаях он не связывается, он трус. Но разводила политический он редкостный. И еще – он всегда работает на победителя. Если он чувствует, что ты победитель, и ты платишь ему деньги, то он может работать на двоих (брать и там, и там), но туда не уйдет никогда. Хотя фактически будет помогать двоим. Я ему позвонил, говорю: «Ты чего, козел, с Хмелем, с Коньковым состыковался?» Он говорит: «Андрей, я внедряюсь! Ты же мне задание дал». Коньков сейчас настаивает на встрече с Череповым. Не знаю, почему. Черепов ему говорит: «Почему ты идешь против, мешаешь мне?» На что он отвечает: «Ты же понимаешь, за мной стоят большие люди, мне указывают сверху» – «Тебе, что, денег дали?» – Тот замялся.  Черепов говорит: «Я правильно понял, что это не губернатор?» — тот говорит: «Ну, да, ты где-то прав». Я думаю, что это Лунца работа (Лунцевич В.В., депутат Госдумы).

Я хочу встретиться и поговорить. Когда я шел под Волошина, я понимал, что его вызывал губернатор (он мне так рассказывал). Я себе сразу отметил, что если я с Волошиным, значит я не против губернатора.

С: — Может, вам вместе с Волошиным к губернатору надо сходить?

Зачем? Волошин – он тоже очень осторожный, хитрован. Он неплохо ко мне относится, но зачем ему эта политическая игра. Он самостоятелен. А если у губернатора возникают вопросы обо мне, то надо мне и идти. Я готов идти к Губернатору с ЛДПР, принести на блюдечке. Мне на хер не нужно состоять в какой-то оппозиции к губернатору. Я сам чиновник. Во-вторых, все люди, с которыми я работаю сегодня – это все чиновники, лояльные губернатору. Среди моих друзей нет ни одного мэра, не лояльного ему (хотя, не знаю, есть ли другие мэры). Поэтому я не понимаю, зачем в меня вцепляться. Я понимаю, что в Заозерске мы Воробьева замочили и возникла обида.

С: — Наоборот, Юрий Алексеевич по Заозерску Воробьева сдерживал, и отодрал его пару раз за участие в выборном процессе там. И Караханову он поддержку высказал.

Кому выгодно мочить меня? Я вижу только две фамилии – это Воробьев и Юрлин. У Воробьева есть обида. Хотя, отец говорит: «Я нормально относится к Воробьеву, и не могу иначе к нему относиться, потому что он заместитель губернатора». И ведь напротив, если зам губернатора меня все время мочит, то это выглядит, как будто меня мочит губернатор.

По Юрлину ситуация такая. Фирма «КОСАМ» заняла землю, а она Гаджиевская. Но почему-то приезжает снежногорский Юрлин и начинает командовать. Если коммерсант начинает вдруг строить на нашей муниципальной земле, даже не поставив мэра в известность, без каких-либо согласований – что это? Я сам строитель и знаю, как стройки организуются. Получается архитектурно-планировочное задание. В нем пишется, что должно быть сделано, в том числе с дорогами, сколько денег застройщик должен вложить в развитие сетей – 10 % от стоимости объекта. Там генподрядчик – Курчатовский институт РАН – структура Минатома. Есть небольшой федеральный кусок земли, на котором и должны быть поставлены «бочки» (вырезанные реакторные отсеки АПЛ, которые надо выдерживать 80 лет). Хотя, как подводник скажу, что все это показуха. Можно было переплавить все, смешав с другим металлом, и отправить в Китай. Остаточная радиация там небольшая, в основном в воде первого контура. Немцы дают халявные деньги – 200 млн.евро. Они на эти деньги строят временные здания и сооружения (до 10 процентов сметы на это можно тратить – а это 20 млн.евро). Можно маленький город построить. Вот они и построили. Сначала поставили хорошую систему физзащиты с колючей проволокой и видеонаблюдением. Строят столовую, домики для проживания, склады. Но строят все это не на отведенной земле, а на земле муниципалитета Гаджиево. Отец этого ничего не знал, они думали, что он и не узнает. Он приезжает туда – а его посылают. А еще один кусок небольшой там захватила «Нерпа», ведет там хозяйственную деятельность, тащит туда через свою подпольную контору металл и режет его там на берегу. Там веками металл сбрасывался. Там стояли лодки, сбрасывались палладиевые кассеты. Там даже не чермет и не цветмет – там драгмет! Все это выгребается, и они все вместе все это радостно пилят. Уже почти все распилили. И все это за колючей проволокой. Приезжает начальник гаджиевской милиции, а его не пускают туда. Но этот парень настойчивый (молодой, из Полярного пришел) – пустили его туда. А после этого и мэра пустили. К чему пришли в итоге? Договор на землю вообще не заключался. Подрядчик – ООО «КОСАМ» послал на хер мэра. И все этим довольны. Чем это заканчивается сегодня. Поданы иски в суд на снос всех незаконных построек. Рузанкин прикрывает «КОСАМ» (Рузанкин Александр Дмитриевич,в тот период —  зам.руководителя департамента экон.развития АМО).

С: — В чем это выражается?

Саша Рузанкин со мной встречался. Мы с ним поговорили не по-дружески. Потом, вроде как, перешли на разговор по-дружески. Он говорил примерно так: «Мы у вас всю землю отберем, всех вас придавим». Это были чиновничьи, а не физически-криминальные угрозы.

С: — У него там с кем-то личные отношения или это чисто служебный подход?

С Колпаковым. Это директор ООО «КОСАМ». Он же собственник, наверное, или кто-то собственник в Москве – я не знаю. Хотя, не имеет значения, кто собственник. Дербанит деньги в любом случае генеральный директор и управляет всем. Строительство – это всегда непрозрачная схема и решает все генеральный директор. Это производственный процесс, он повышает затратную часть, и никто никогда не проверит.

С: — Какими силами они из воды таскали металл и кассеты?

«Нерпу» они туда запустили, там краны нерповские морские. Все это началось в сентябре, как только началось строительство. Уже тогда пришли немецкие деньги. Это надо увидеть своими глазами. Там бульдозеры 500-тонные «Комацу», МАЗы новые. Там такая удивительная техника – можно на экскурсию ездить. Сейчас они эти домики наклепали и потом передадут Курчатовскому институту. Институт замыслил сделать там свою базу научно-исследовательскую. Приехать, отдохнуть, краба пожрать. Заодно исследовать, как там эта радиация ведет себя. Под эту базу можно будет с федералов еще и деньги выбить.

С: — А немцы что же, не контролируют процесс освоения денег?

Они балбесы. Они контролируют. Но мы тут посмотрели договор между немцами и «КОСАМом», который суд запросил. Там записано, что «КОСАМ», прежде чем начать строительство, должен оформить отвод земли (чего он не хочет делать), сделать проект, согласовать его со всеми.

С: — Немцы привлечены к участию в суде?

Мы не привлекали. Судья сам вынес такое решение о привлечении их. С нашей стороны в процессе участвует зам.главы Белоусов Василий Петрович, бывший зам.прокурора, мужик очень жесткий. А «КОСАМ» начал очень интересно наезжать – все областные структуры мочат администрацию Гаджиево.

С: — Областная власть не участвует в суде? Она разве не выступает стороной контракта с немцами?

Нет. В суде участвуют Минатом, Курчатовский институт, «КОСАМ» и немцы. Постройки там возведены серьезные, дорогие. Строит «КОСАМ» своими силами, у него строительная лицензия.

По Рузанкину ситуация произошла своеобразная. Мне отец сказал: «Как-то плохо относится Рузанкин». Я говорю: «А почему?» Он говорит: «Я не знаю». Я приехал к Степану Тананыкину, говорю: «Ты ведь знаешь Рузанкина – переговори с ним, я с ним встречусь». И вот как раз я с ним договорился о встрече, а на следующий день Черепов едет к Губернатору. И Черепову задается вопрос по мне. А меня там мочит Юрлин, он говорит, что я там всем рулю. А я там в этом суде вообще ничего не знаю. Если бы я там в качестве юриста участвовал, я бы там им проблем насоздавал. Пока было предварительное судебное заседание, и судья направил судебное поручение немцам. Сейчас, если немцы приостановят объект, все будут думать – вот Мусатян такой плохой. «КОСАМ» на предварительное заседание не явился. Ему все пофиг. Пока суд выдал предписание – убрать часть колючки с муниципальной земли. Часть пока осталась отгороженной. А самое интересное, что там еще один есть кусок земли в сентябре был захвачен, который к стройке вообще никакого отношения не имеет, в стороне – он был сдан в аренду под строительство рыбоперерабатывающего комплекса.

С: — Может быть, сделать как раз этот вопрос предметом вашего разговора с губернатором — об оформлении землеотвода, отзыве судебного иска?

Не уверен. Потому что «КОСАМ» должен ответить за беспредел. Он должен придти и упасть в ноги. Отец упёрся в этой части очень сильно. Знаете, что они нашему представителю в суде Белоусову сказали? Они говорят: «Мы тебя пробили. Ты нормальный мужик правильный, честный, толковый. Но ты не на того работаешь! Твоего главу через год никто не утвердит в мэры». А кто будет утверждать-то его? Ему 4 года еще руководить. Это лично Колпаков ему говорил. А еще он говорил (Белоусову): «Я знаю, чего они хотят. Они хотят повымогать с меня деньги». Но когда хотят вымогать деньги, тогда никто сам в эти игры не играет! А ведь сейчас город в суде может сказать: «Вот вы построили самовольно свои постройки – платите городу компенсацию один млн.долларов». И заплатят! Не немцы, а Минатом заплатит, от страха. Чтобы не потерять 200 млн.евро. Отец так и сказал: «Надавлю на них, и город получит миллион, потратит его на капремонт».  Ситуация такая, что они загнали себя в угол. А все получилось просто. Они все считали, что земля федеральная. «КОСАМ» даже не выяснял этот вопрос и, скорее всего, заручился чьей-то поддержкой. Может, того же Рузанкина. Там было, скорее всего, сказано: «Ты мне даешь кусок, и я все решу». Мне Рузанкин сказал, что его интересует, чтобы была введена первая очередь объекта (это должно быть в сентябре или октябре). Судья вынес определение о привлечении в качестве ответчиков Минатома и Курчатовского института. А немцы были сразу определены, как третье лицо. Им уже направлено соответствующее судебное поручение. А получив судебное поручение, они будут не улыбаться, а начнут неудобные вопросы задавать.

С: — А кто ведет кредитную линию между немцами и «КОСАМом»? И сколько там уже освоено?

Не знаю. Но миллионов 50 евро точно освоено.

С: — Построенные домики не переносные? Можно их убрать на кусок федеральной земли?

Нет. Они, может, и переносные, но фундаменты литые, их не убрать. Я точно знаю, что там нет каких-то личных интересов губернаотра. Он умеет выстраивать отношения. И если бы он с самого начала был в курсе, он бы сразу позвонил Мусатяну и решил бы вопрос с землеотводом. А тут другое. Тут какой-то сраный коммерсант всех разводит. Этого прощать нельзя. Когда было совещание по Сайда-губе, Юрлин там напился и молол там что-то про меня, будто бы у меня там интерес. Хотя было бы странно, если бы у Мусатяна не было интереса к Сайде. Там же водозабор рядом.

С: — А у Юрлина какой интерес?

Металл, «Нерпа», а может еще какой-то. У Юрлина есть своя строительная фирма «Эмир». Генеральный директор там – его зять Некрасов. И Юрлин раньше всем этот «Эмир» пихал, во все города. У него «Эмир» работает на «Нерпе» очень плотно, деньги там они зарабатывают. «Эмир» строит все отселения Юрлина в Твери. Я не удивлюсь, если «Эмир» есть среди субподрядчиков у «КОСАМа».  Кроме того, «КОСАМ» выбирает там грунт на площадке. По проекту шесть метров илистого грунта они должны снять и вывезти. Они его везут километров за 15 по дороге, которая идет на Снежногорск. Там отсыпают в одно место. Юрлин ему разрешил сыпать это дерьмо. А это по любому – завязка. В этом дерьме соль, оно льется по дороге. Дорога вся загажена и разбита. А это та часть дороги, которая должна была быть включена в архитектурно-планировочное задание, как подлежащая восстановлению. Они с Юрлиным договорились, а Гаджиевскую мэрию даже не спросили.

Как вы думаете, есть ли возможность у меня увидеться с губернатором.

С: — К Юрию Алексеевичу надо идти не просто поговорить, а с какой-то серьёзной темой. Если с решением по Сайда-губе не получается, то с чем-то с другим. Например, с с антикомпанией по Лунцевичу.

Так это и так есть. У меня это совершенно очевидно проявляется в Конькове и в Хмеле, и в «Нашей версии», где они про меня написали. Там они пытаются зарядить Симоненко, чтобы он сработал против Мусатяна (Симоненко Сергей Викторович, вице-адмирал, в 2003-2004 ВРИО командующего Северным Флотом). Я знаю Волошина, я ему сказал: «Виталий Иванович! Мне безразлично, что вы будете про меня говорить тому или другому. У вас с Симоненко хорошие отношения. Вы ему скажите: «Серега, ты знаешь, этот Мусатян – сволочь. Если я ему платить не буду, он меня замочит». Скажите, что кинете меня за две недели до выборов. Но за две, а не раньше, чтобы он сам не успел выдвинуться». Волошин говорит: «Андрей, если ты добро даешь, я так и скажу».

Я думаю, что губернатору может быть неизвестно то, что я рассказал по Сайда-губе. Суд мы выиграем с вероятностью процентов 85. Они не докажут, что это земля федеральная. Хотя она и не оформлена, как муниципальная. Но у нас нигде, ни в одном муниципалитете земля не оформлена в муниципальную собственность. Тут есть тонкость, которую губернатор понимает. Если вдруг земля будет признана федеральной, это будет прецедент. Тогда у нас во всех ЗАТО земля принадлежит военным, в том числе и земля под жилыми домами.

Беседа 24 мая 2005 года.

М: — Встречался я вчера с Рузанкиным. Умный мужик, молодец, чутье ох…нное. Нос по ветру у мужика! «Косам» у него уже плохой. Говорит: «Высылаете нам все, соберем межведомственную комиссию, будем его е…ть, вы молодцы! Губернатора просто вводили в заблуждение». Говорит, что их сейчас надо ставить на место. Город должен зарабатывать, если там строится. Я говорю: налоги пусть платят, деньги же в область идут. Люди работают на этой земле, пусть платят за нее аренду, пусть компенсируют затраты. Они дорогу разъ…ли, там дороги нет. Вся дорога до Гаджиево. У меня на капоте машины соль, я за машиной ехал, из-под которой это говно налетело. Дорога покрыта морской солью. Мне Руза (Рузанкин) сказал: «Я с Борей говорил, он к встрече готов». Я пойду с ним встречаться, если Рузанкин поговорил. Выйду на него снова и пойду встречаться с Борей. Спасибо Сергей Алексеевич за помощь.

С: — Да её от меня не было пока. Просто губернатор прочитал мою справку о ситуации с «КОСАМ». Возможно, что-нибудь Рузанкину сказал…

М: — Когда я с Рузанкиным разговаривал, я ему сказал: «Я тоже люблю Бориса Геннадьевича (Воробьёва), я хочу с ними дружить, зная, что у вас неплохие отношения. Я бы хотел, чтобы вы ему сказали, что я его люблю». Он говорит: «Хорошо, скажу». А я и не знал, какие у них отношения. Но оказался прав — они, видимо, неплохие.

Воробьев послал в ЛДПР письмо. Подпись его, моя фамилия. Андрей Митин его привез. Люди все в ЛДПР давно куплены. Воробьев даже не понимает этого, если он так строит отношения. Он думает: «Я — зам убернатора!» А им это пох..й. Я им просто плачу. Поэтому они взяли это письмо, выслали его обратно и сказали: «Не бойся, хода у него не будет». Если он хочет выстраивать отношения с партией, он должен их брать и выстраивать. А если он хочет такие вещи делать… Он сейчас инициирует драку в партии. Полную глупость, в которой никто не выиграет, если он начнет давить дальше. А если я выиграю, у меня будут все основания мочить его. В субботу выйдет газета о том, какой пи…датый Боря. Как я обещал. Попов готовит статью о том, какие х..вые все вокруг. С Череповым (глава Полярного) я обговорил. Черепов сейчас выстроит правильные отношения с Коньковым (Фёдор Яковлевич, депутат облдумы). Он ему скажет так: «Федя, я держал Мусатяна-младшего, я ему не давал тебя мочить ни разу. Но ты, козел, мочил нас. Но главное — ты мочил Мусатяна-младшего. И когда узнал Мусатян-старший, он сказал — мочить! А старшего я оставить не могу».

В ЛДПРовской газете мы Лунцевича пи…данем. По «Единой России» его шарахнем. Напишем, что он занимается бизнесом. Но в основном только потому, что он Лунц. Что-нибудь с «Мурманграда» туда сдёрнем. Мы — честная партия, у нас нет бизнеса. А в «Единой России» такой затесался. Там тоже ни у кого нет бизнеса.

К беседе присоединился Митин Андрей Сергеевич, новый руководитель областного отделения ЛДПР. Принёс копию письма, якобы отправленного Воробьёвым Б.Г. в Москву – в центральный аппарат ЛДПР Жириновскому.

М: — Сейчас мы его прочитаем (читает).  Подпись его, моя фамилия. Люди все в ЛДПР давно куплены. Поэтому они это письмо выслали обратно и сказали: не бойся, хода у него не будет.

С: — Когда подписано?

М: — 29 апреля. По заказу армянской диаспоры?! Нихера себе!

Митин: — Межнациональная вражда рождается. Я думаю, может, в суд на них подать? Есть основания.

С: — Могу я это письмо губернатору показать?

Митин: — Конечно. Это же не секретный документ.

М: — Он (Воробьёв) не смог удержать партию в руках. И опять теребит. Он этим письмом ничего не добьётся. Хочет нагадить мне и думает, что я страшно расстроюсь. Я просто возьму маленький чемодан и пойду к Жириновскому.

С: — А что это за приложение, о котором говорится в письме?

М: — Это распоряжение Жириновского о проведении конференции. Можно много документов прикладывать… Это желание нагадить. Он думает, что это сработает в Москве.

Митин: — Завтра придут остальные подтверждающие документы, как приложение. Якобы отменят конференцию. Они здесь пишут белиберду, потому что все остальная деятельность до этого подтверждает, что они ее готовили, сами ее просили, сами ездили. Донченко тут везде. Куча таких бумаг. Витковский (?) говорит: «Насрать, фигня, мы обсудим это на собрании партии».

М: — То, что Боря подписался, как зам губернатора, это только ему повредит.

С: — Он не зам губернатора, а руководитель департамента.

М: — Как он подписался?

Митин: — Зам главы администрации.

С: — Зам главы администрации Мурманской области – такой должности давно уже нет.

М: — Андрей Сергеевич, а не может это письмо быть «липой»?

Митин: — Какая разница? Оригинал-то в Москве. Этот документ пришел из Москвы. Он же не в наш адрес пришел. Мы просто знаем, что такой документ есть, вот его копия.

М: — Про армянскую мафию — Донченко точно не мог придумать, потому что он меня не знает, и ни разу меня не видел.

Митин: — Его проконсультировали. Он всё выспрашивал по заданиям Бори.

М: — Андрей, узнай, что за фирма у Донченко, как она называется.

Митин: — У меня есть визитка. Я тебе потом перезвоню и скажу.

С: — Он её учредитель?

Митин: — Он директор. У него есть какой-то партнер. Какая-то металлическая контора. По военным гарнизонам собирают металл, который плохо лежит или ещё не подобрали. По мелочевке работает. Он сам недалекий. Конференцию провалил. Он пришёл в Москву, его назначили местным координатором. Дали два месяца — твори что хочешь. Принимай в партию, кого хочешь, готовь конференцию. Он ее готовил, но с треском проваливает. Что от него можно ожидать? Ничего. И кто такой Кудасов (активист ЛДПР, работник АМНГР)? Этот человек вообще там ничего не может. Авторитетом не обладает. Живёт один с мамой своей…

Освещение затронутых тем и многих упомянутых лиц (Рузанкин, Горшков, Воробьёв Косубицкий и др.) продолжится в следующих беседах с Андраником Мусатяном.

Вы можете дополнить статью сайта своей информацией.  Поделитесь ею с другими читателями.  Ваше сообщение останется анонимным, если Вы так пожелаете.

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.