ФОТО bloger51.com

Справка сайта. Поводом для разговора на эту тему стало инициативное предложение Мусатяном своей юридической помощи. Основными соперниками на выборах мэра Мурманска в декабре 2004 года были действующий и.о. главы города Михаил Савченко и поддержанный губернатором руководитель ТЭКОСа Игорь Сабуров. Мусатян предложил использовать в качестве правовой основы, на которой можно было бы снять с выборов Савченко, как и любого прочего кандидата, отсутствие в их подписных листах формальной (но обязательной по закону) графы о гражданстве кандидата. Сама по себе идея мертворожденная — никакой суд не стал бы всерьёз реагировать на такое заявление. Сразу надо также оговориться, что вариант снятия Савченко с предвыборной гонки в губернаторской команде вообще не рассматривался и даже не упоминался – это было стопроцентное детище Мусатяна. Надо полагать, оно должно было стать «затравкой», с использованием которой он хотел вписаться в губернаторский пул, чтобы с максимальной выгодой участвовать в следующих политических выборах. Позже это ему удалось, хотя далеко не сразу. У Евдокимова долго ещё присутствовало стойкое отторжение этой фамилии. Оно было прямым следствием негативного восприятия Мусатянов (отца и сына) командованием Северного Флота, с которым губернатор всегда поддерживал самые хорошие служебные и тёплые дружеские отношения. В данной беседе Мусатян (как политтехнолог и одновременно юрист) рассуждал о том, как и через кого можно было бы обратиться в суд с соответствующим заявлением о снятии Савченко. В частности, предлагал сделать это через какого-нибудь местного «идиота, сумасшедшего». Он анализировал возможные варианты развития событий и поведения в этом случае ключевых структур и фигур (суд, глава избиркома Шулаев, ЦИК, сами кандидаты и др.) Разговор на такие юридические темы весьма скучен, поэтому не стоит здесь воспроизводить его дословно — суть сказана выше. Остальное содержание бесед изложено в текстах ниже. Как обычно бывало во всех подобных разговорах, Мусатян в разных красках высказывался о своих коллегах и прочих участниках политических процессов, и только в позитиве о самом себе. Откровения политтехнологов всегда представляют интерес для тех, кто интересуется историей местной политики. Казалось бы, поверхностные и малозначимые высказывания политтехнологов раскрывают их методы работы и реальное целеполагание (они работают только за деньги). Кроме того, эти «кукловоды» всегда патологически словоохотливы. В ответ на вскользь заданный вопрос или мимолётное ключевое слово, произнесённое собеседником, они тут же стараются демонстрировать свою осведомлённость, характеризуют своих и чужих протеже на выборах, хвастаются своим опытом и успехами, принижают политтехнологов-конкурентов, доверительно сообщают пикантные детали и т.д. Но надо отдавать им должное – умные и опытные политтехнологи приводят к власти наших политиков, независимо от их личностных качеств и заслуг. Были бы деньги! Андраник Мусатян – беспринципный, как все его коллеги по цеху, но в отличие от прочих — очень умелый и умный технолог. Можно даже сказать — талантливый (если этот термин применим к столь грязному ремеслу).

Беседа 10 ноября 2004 года.

Упоминаемые лица: = воробьёв, вихорев, балашов, горшков, дуркина, иванов, кривошеев, тананыкин, федотов

М: — Вихорев зарегистрировался (на выборах главы в Кандалакше), и я сейчас у него работаю. Он подпорка Щеголева.

С: — Это его личная инициатива или партийная дисциплина, решение Воробьева?

М: — Это его личная инициатива. Неважно, что там пишет «Мурманград» и горшковская газета. Я с Андреем Владимировичем Горшковым в очень плохих отношениях. Он обещал меня убить.

С: — Он сам в бронежилете ходит, якобы поймал двух заказчиков.

М: — Он по телефону обещал меня убить, когда были выборы в Заозерске. В Заозерске мы его мочканули. Они меня мочили, а я его. Он стал мне звонить, угрожать.

С: — Он в вашей статье тогда прошел под псевдонимом «Сталеваров»?

М: — Нет, фамилию его назвали. Назвали: Андрей Горшков — фирма «Бизнес-Сервис». Потом мне Степан Тананыкин позвонил. У меня неплохие отношения с Тананыкиным и с Кривошеевым (компаньоны Горшкова по фирме «Бизнес Сервис»), чисто человеческие. На следующий день у них произошла очень серьезная ситуация, раскол.  У Тананыкина есть намерение прорваться в горсовет и оторваться от Горшкова. Он уже начинает вести активную кампанию. У них же там банда, и Тананыкин понимает, что это они все делают Горшкова как бы нормальным человеком. Очень нервничает из-за этого. У них ситуация такова, что разговоры идут: «Хоть бы кто его посадил, хоть бы один мент честный оказался! И Федотов честный оказался, лучше бы он его подставил и посадил!» Они его побаиваются. Они как бы зависимы от него. Может начаться стрельба. Андрей Кривошеев обманул, не пошел на конфликт. Он работяга больше. Там сложная ситуация и это плохо кончится для всех.

(Далее он говорил о возможности подготовки и проведения различных юридических действий по отмене регистрации и отстранению отдельных кандидатов от участия в выборах. По его словам, можно отстранить любого – например, Балашова, или Иванова). Обещал подумать об этом и дать более подробные и проработанные предложения).

М: — У Иванова Дуркина работает. Она не психолог, она сильный политтехнолог, тактик, органайзер. Я с ней работал на Таймыре. У меня с ней хорошие отношения, и деловые, и дружеские.

Беседа 11 ноября 2004 года.

Упоминаемые лица: = балашов, буреев, горшков, гурьянов, карчаа, косубицкий, мнацаканян, мусатян, пимин, попов, сабуров, савченко, тараканов, хлопонин, шиловская

М: — (Начало разговора – о том, как снять Савченко с выборов через суд по формальному основанию – отсутствие графы «гражданство» в подписных листах). Сейчас в законодательстве конкретизирована часть под названием «Снятие». Эта вещь – она конкретная.  Помните гурьяновские выборы? Там был вопрос – Мурманская область у него или не Мурманская. Нашёл же это я. Как всегда, ха-ха. Но, честно скажу, суд должен был его снять. По-хорошему, должен был снять. Но там Толя Буреев (судья) – у него была своя задача. Вот. По-честному, за такие вещи снимают. Они и защиту там такую тупую выбрали! Сам суд, когда писал… Такие вещи написали. Даже из личных разговоров с Буреевым (не моих, а которые его хорошо знали), он сказал: «Бл…, это вообще беспредел! Не знаю, что писать-то в мотивировке? Что врать-то там?» Но у него была задача.

(Далее обсуждение вопроса, когда подавать в суд жалобу, кто может подать и др.) Дело должно попасть к одному конкретному судье. Есть второй вариант. Насколько я знаю систему, у «первого» есть завязки там в судах. По любому у власти – чего там говорить. Но там нет беспрекословности. И вообще, если снимать, там сразу такое начнётся! Позиция областного суда примерно такая: «Пусть они там выбирают сами, а мы потом…») То есть, если есть у «первого» уверенность, тогда стоит затевать. Если нет, тогда не стоит даже дёргаться.  Посмотрите ещё сами закон повнимательнее. Избиратель поставлен в ситуацию, когда он не знает гражданство кандидата. Может, это вообще не гражданин России. Это не должно его касаться. Он не должен сам знать, ему должны это написать, что это гражданин России или лицо с двойным гражданством. Он может подумать, что это вообще гражданин Конго. А если бы было написано, тогда он и не поставил бы свою подпись этому кандидату. Вот, например, Балашов – у него ещё шведское гражданство.

С: — У него такого гражданства нет.

М: — Ха-ха! Это мне Вася Тараканов рассказывал.

С: -Где он, кстати? Боится мне на глаза показываться? Ведь он привёл своих спонсоров к Савченко.

М: — Знаете, моё мнение такое, что в политике… Мне ничего плохого Савченко не сделал. И хорошего ничего не сделал. У меня есть свои цели, я их реализовываю. Всё. Савченко, если бы был моим другом, конечно, я бы так не делал. А если нет, то какие могут быть вопросы ко мне? Я даже больше скажу: некоторые люди там у него спрашивали: «Почему бы нам Мусатяна не взять?» Но я знаю тех людей, которые меня оттуда давили. Если Вася кого-то там привёл, он мог через час привести и к вам. У Васи есть одна очень хорошая черта. Он умеет как-то людей собирать в кучу, причём, таких — серьёзных. Вырывает их как-то, как будто они на скамейках сидят. И есть другая черта – он расп..дяй полный. Это плохая черта.

С: — В этом у него есть какое-то сходство с Пиминым.

М: — Я Васю Пимина плохо знаю. Я вообще в городе-то всего четыре года. Я же служил народу. Случайность такая, хорошая… В общем, по Савченко – всё зависит от того, кто у вас юрист. Юрист московский – это от Рената Ивановича подарок (Карчаа). Скорее всего.

С: — Москвичи на периферии иногда портачат.

М: — Я всегда ездил по стране, и меня называли москвичом, но никогда не портачил. Едешь в Красноярск – тебя считают москвичом. Но я не портачил. Ренат Иванович – плохой специалист. Это знают все, кто работал на серьёзных выборах. Мы будем проще. У меня упор был… Я работал на федеральных, очень серьёзных выборах. Я был у Хлопонина на всех его кампаниях. И я работал не на третьих или четвёртых ролях, а на вторых. То есть я был в непосредственном общении с кандидатом. И мои мысли – они сильно влияли на принятие тех или иных решений. А у нас в Мурманской области я смотрю – зачем мы тащим сюда «ренат иванычей», если у нас своих идиотов хватает. У нас Косубицкий – это Ренат Иваныч во плоти, ха-ха! Такой же разводила, только ему масштаба большого не дают. А так – такой же, один к одному. И его достать можно, он местный. Тут даже на меня влиять можно. Вот я в Красноярск приехал – я был оторван вообще от всего. Я мочил всех налево и направо. Мне вообще всё равно. А в Мурманске я еще думаю. Вот я, например, «первого» никогда не трону, потому что я понимаю – у меня отец здесь работает. Я даже когда на Горшкова работал… Получилось так, что я попал просто. Когда я к нему пошёл работать, губернатор был на его стороне. А потом… Ну, а у меня тоже есть принципы. Если у меня заказ есть, я не могу… То есть, я теряю лицо, как специалист. Если я уйду, они не возьмут другого специалиста. Я это понимаю. Хотя, лучше бы ушёл, наверное. Сейчас сижу, думаю — мне прибили гвоздями табличку на спине – «друг криминала».  У него паранойя, он больной. Что за фигня такая!

А у меня сейчас в Гаджиеве Женя Попов работает. Это умнейший специалист. Причём, мы когда с ним вдвоём, у нас всё в руках горит. Взяли Мнацаканяна и сделали его депутатом. Ренат же только гадил, сволочь. Он мочил Горшка, а я начал возбухать: «Зачем ты его мочишь? Меня начали прессовать, что я друг Горшкова, поэтому его защищаю. Я говорю: «Да мне пофиг! У меня есть клиент! Причём, ещё и армянин, как я, и я его не сдам. Мне нравится кандидат сам по себе». Это только повышало протестный электорат.

(Вновь к вопросу о снятии Савченко через суд). А тут ситуация такая. Или заряжать судье – то есть такой чемодан надо занести! А с той стороны такой же чемодан можно занести. Причем дело будет рассматриваться в Октябрьском суде. Даже если дело будет инициировано из Москвы, от ЦИК, обращение всё равно будет в Октябрьский суд. Даже если обращение будет со стороны ЦИК, я вам скажу, что Октябрьский суд будет очень долго рассматривать. В любом случае очень много времени потребуется, месяц-полтора. Как процесс пойдёт. Как конечный результат, может быть отмена выборов, даже если они уже пройдут.  Можно затеять эту канитель. Суд ведь такая субстанция. Есть субъекты, в которых суды сразу делают. А здесь речь о том, что у Савченко хорошие отношения с Шиловской. Шиловская ведь там до сих пор? У них неплохие отношения.

Вы можете дополнить статью сайта своей информацией.  Поделитесь Вашим знанием с другими читателями.  Ваше сообщение останется анонимным, если Вы так пожелаете.

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.