Вчера, 21 июня 2021 года состоялось очередное (и, надо полагать, последнее по этому делу) заседание Первомайского суда города Мурманска. Иск Мусатяна против Субботина оставлен судом без рассмотрения. В таком исходе дела я был уверен, но говорить это раньше было бы неуважительным по отношению к суду. Кроме того, я очень хорошо помню, как меня ТОЖЕ ЧЕРЕЗ СУД отстранили от должности Главы Мурманска в 2010 году.

С учётом такого исхода дела у меня нет более никаких оснований не делиться с читателями подробностями тяжбы, затеянной Мусатяном. История всегда должна заканчиваться правдой.

Вначале следовало бы разместить здесь текст искового заявления Мусатяна. Но это скучный и абсолютно бессодержательный документ на 12 листах, в котором нет никакой фактуры — только обвинения и требования. Коротко: я распространил персональные данные Мусатяна и недействительные сведения о нём, нанёс ущерб его чести и деловой репутации, причинил ему моральные страдания, за что должен публично покаяться, извиниться и заплатить ему 1 млн рублей.

Кроме того, всё будет понятно из содержания моих возражений на иск, которые я был обязан представить суду в любом случае, несмотря на фактографическую пустоту иска. И это хорошо — мне предоставилась возможность предметно разъяснять на бумаге, О ЧЁМ МУСАТЯН СОЛГАЛ и В ЧЁМ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ВРЕД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МУСАТЯНА, КАК ПОЛИТТЕХНОЛОГА.

Итак, 27 апреля 2021г. в Первомайский суд Мурманска поступило исковое заявление Мусатяна, на которое мною были подготовлены возражения следующего содержания:

Первомайский районный суд города Мурманска

Дело № 2-1767/2021-М-1526/2021

Истец: Мусатян Андраник Владимирович

Ответчик: Субботин Сергей Алексеевич

Возражения на иск о защите прав субъекта персональных данных, защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда.

1.  Истец заявляет, что его основным требованием по иску является защита его персональных данных, распространённых ответчиком путём размещения в период с 06.02.2021г. по 24.03.2021г. на интернет-сайте под названием «ТАКБЫЛО.РФ» (далее по тесту – «сайт», постоянная ссылка:  http://xn--80ac0afpt0e.xn--plai/1013/18/21/2021/) пятнадцати публикаций (статей), перечисленных им в тексте искового заявления.

Ответчик подтверждает, что он является создателем и администратором названного сайта, а также автором комментариев, которыми сопровождаются тексты отдельных публикации сайта. Ответчик также подтверждает факт размещения им на сайте публикаций, перечисленных в списке истца.  В целях дальнейшего обоснования возражений по иску ответчик прилагает к настоящему отзыву текстовые копии публикаций (приложение №2 на 63 листах).

Истец утверждает, что публикации содержат и распространяют его персональные данные, а именно, Ф.И.О., дату рождения, родственные связи, места работы и фотографии. В подтверждение этого он приводит для примера только одну статью от 10.03.2021г. под названием «Июль 2004. Политтехнолог Мусатян. Знакомьтесь!», где размещена его фотография, указаны также дата его рождения и одно из мест работы.

В первом абзаце данной статьи под заголовком «Справка сайта» названы фамилия, имя, отчество истца и год его рождения. Дата рождения (т.е. число и месяц) не указана. В данном случае год рождения определяет лишь возрастную категорию истца, как объекта повествования, и не идентифицирует его как субъекта персональных данных.

Содержащаяся в тексте данной статьи фраза истца «Не хочу я быть замглавы Полярного всю жизнь», указывающая на место его работы и должность в 2004 году, произнесена самим истцом и воспроизведена в тексте дословно. Информация о том, что истец замещал руководящую должность в органе муниципального управления ЗАТО Полярный, является публичной и содержится в общедоступном ежегодно обновляемом телефонном справочнике за 2004 и 2005 годы (копия справочника в части ЗАТО Полярный и ЗАТО Скалистый прилагается – приложение №3). Эти сведения, указывающие на место работы и должность истца в 2004 году, утратили свою актуальность, так как являются недействительными в течение уже более 15 лет, и не могут идентифицировать истца как субъекта персональных данных.

В том же телефонном справочнике содержатся личные данные отца истца (ФИО, место работы, должность, номера телефонов). Однако ни в одной из статей сайта эти данные ответчиком не приводятся. В текстах четырёх публикаций (с порядковыми номерами 5, 6, 7, 15) использованы словосочетания «Мусатян-старший» и «отец», которые не могут считаться «информацией о родственных связях» истца.

Относительно использованных в публикациях сайта двух фотографий истца полагаю необходимым пояснить следующее.

Размещённые в публикациях фотографии являются портретными снимками истца, они не подвергались ответчиком редактированию и не содержат информации о частной жизни истца.

Одна из этих фотографий истца размещена в четырёх публикациях сайта, а именно:

— от 10.03.2021г. «Июль 2004. Политтехнолог Мусатян. Знакомьтесь!»;

— от 11.03.2021г. «Ноябрь 2004. Мусатян предлагал снять с выборов Савченко»;

— от 12.03.2021г. «Апрель 2005. Андраник Мусатян – чиновник, и политик, и юрист…»;

— от 15 03.2021г. «Июнь 2005. Мусатян о политиках, коллегах, конфликтах и криминальных связях».

Данная фотография получена из общедоступного источника – статьи открытого информационного агентства www.openinform.ru под названием «В Мурманске депутата подозревают в срыве выборов», опубликованной 24.11.2010г. (копия статьи – в приложении №4). В этой же статье информагентства содержатся также иные сведения об истце (Ф.И.О., год рождения, образование, места работы и службы, должности, семейное положение и др.)

Вторая фотография истца размещена в одной публикации сайта от 13.03.2021г. «Сентябрь 2005. Мусатян испуган арестом Кисса и никому не верит». Данная фотография получена также из общедоступного источника – статьи Мурманского открытого информационного агентства «Северпост» (https://severpost.ru/) под названием «Андраник Мусатян: Я молчать не стану!», опубликованной 17.06.2016г. (копия статьи – в приложении №4).

В других публикациях сайта этих фотографий, а также иных изображений истца нет.

По мнению ответчика, правомерность размещения в публикациях фамилии, имени, отчества и фотографий истца, полученных из общедоступных материалов информагентств и открытых телефонных справочников, вытекает, в частности, из положений Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» (пункт 12 статьи 3) и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» (пункты 6, 23).

2.  Создание сайтов в сети Интернет и использование их для периодического распространения массовой информации не запрещено законодательством. Сайт «ТАКБЫЛО.РФ» не подлежит обязательной регистрации как средство массовой информации, однако обладает всеми признаками СМИ (периодичность распространения массовой информации через телекоммуникационную сеть, наличие выходных данных, идентифицирующих автора-издателя, постоянное наименование, предназначение материалов сайта для неограниченного круга лиц).

В этой связи сайт имеет собственную публично провозглашённую информационную политику, которая изложена в общедоступном разделе меню сайта под названием «О проекте» (копия текста данного раздела сайта – приложение №5).

Ответчик утверждает, что информационная политика сайта и материалы, содержащиеся в его публикациях, ориентированы на освещение угроз российскому демократическому правовому государству и имеют целью защиту общественных интересов.

В соответствии с этой политикой материалы сайта информируют граждан, в частности, об имевшей место неофициально оплачиваемой политтехнологической деятельности в процессе демократических выборов, проводившихся в регионе при формировании персонального состава органов представительной и исполнительной власти, а также о состоянии преступности в регионе.

Как следует из содержания большинства оспариваемых публикаций сайта, истец являлся непосредственным участником такой политтехнологической деятельности в освещаемый публикациями период 2004-2005гг. Истец не опровергает достоверность его собственных высказываний и высказываний третьих лиц по этому поводу, воспроизведённых в публикациях и прямо подтверждающих факты его участия. Ответчик полагает, что истец активно участвовал в политтехнологической деятельности на территории региона и в более поздний период, по крайней мере, до 2011 года. При необходимости ответчик готов представить по требованию суда дополнительные доказательства непосредственного участия истца в неофициально оплачиваемой политтехнологической деятельности.

При подготовке публикаций сайта ответчик исходил из обоснованного убеждения, что противоправные аспекты политтехнологической деятельности содержат угрозу демократическому правовому государству и гражданскому обществу, нарушают права избирателей и препятствуют их свободному волеизъявлению.

Поскольку наличие «угрозы» требует обоснований, ответчик полагает уместным и необходимым представить суду следующие пояснения.

Угроза демократическому государству со стороны политтехнологов, неофициально участвующих в организации выборов, заключается в неправомерном и скрытном противодействии ими свободному волеизъявлению избирателей. Кроме того, эта деятельность осуществляется, как правило, на неофициально оплачиваемой основе с вовлечением в неё большого числа участников, что наносит экономический ущерб государству.

Ввиду латентности этой деятельности её участники, признаки, характер и степень общественной опасности неизвестны широкому кругу граждан, в связи с чем их информирование с использованием публикаций сайта соответствует интересам государства и потребностям общества в обнаружении и раскрытии угрозы демократическому правовому государству.

Ответчик информирует читателей на своём сайте о подготовке им книги о политтехнологиях, использовавшихся в избирательных процессах в Мурманске и Мурманской области в период 2000-2010гг. С этой целью ответчик размещает на сайте публикации соответствующего содержания для получения отзывов, комментариев, замечаний и предложений граждан для последующей их авторской доработки.

В этой связи необходимым, обоснованным и правомерным является использование в публикациях минимально необходимых сведений, полученных из открытых источников (в частности, ФИО, возраста, а также фотографий) об объектах повествования — активных участниках неофициальной политтехнологической деятельности в регионе, в том числе об истце.

С учетом изложенного и на основании пункта 1 статьи 152.1. Гражданского Кодекса РФ ответчик не запрашивал согласие истца на использование его общедоступных фотографий и данных в публикациях сайта.

3.  Истец утверждает в исковом заявлении, что он обратился в адрес ответчика с требованием об удалении публикаций, указанных в исковом заявлении, и принесении истцу публичных извинений путём указания, что «размещённые на сайте публикации не соответствуют действительности».

Ответчик считает данное утверждение истца недостоверным и не подлежащим исполнению по следующим основаниям как формального, так и содержательного характера.

Ответчик не получал это требование истца ни в каком виде и не был извещён о нём надлежащим способом. Истец не приводит доказательств отправки ответчику своего отдельного требования об удалении публикаций и не прилагает к иску копию этого требования, не указывает его реквизиты, форму и способ отправки. Ответчик также не получал почтовое отправление с копией искового заявления, содержащего это требование, поскольку оно не было вручено ответчику в почтовом отделении по месту жительства ответчика (копия иска была запрошена ответчиком в суде по телефону и получена по электронной почте). Кроме того, истец не использовал специально предназначенный для этой цели способ прямого обращения со своим требованием к администратору сайта (ответчику) через портал обратной связи, который доступен на всех страницах сайта и в окне каждой публикации.

Истец обосновывает требование об удалении публикаций сайта двумя независимыми друг от друга причинами.

Во-первых, истец требует удалить публикации ввиду неправомерности, по его мнению, указания в них его персональных данных.

С учётом доказанной общедоступности сведений об истце, использованных в публикациях, и иных обоснований, приведённых в пунктах 1 и 2 настоящего отзыва, ответчик считает это требование необоснованным и будет руководствоваться в этой части решением, вынесенным по усмотрению суда.

Во-вторых, истец требует удалить публикации ввиду того, что они, по его мнению, «не соответствуют действительности».

При этом истец не приводит ни одного примера недействительности из текстов публикаций и не поясняет, в чем именно она заключается.

Ввиду того, что в ходе судебного разбирательства может потребоваться уточнение, конкретизация и дополнительное разъяснение позиций сторон, ответчик полагает необходимым представить суду в тексте настоящего отзыва собственный анализ текстов спорных публикаций на предмет их соответствия действительности.

Так, в своей содержательной части все спорные публикации сайта составлены исключительно на основании следующих материалов:

— задокументированные высказывания самого истца в разговорах с ответчиком (воспроизведены в 7 публикациях);

— задокументированные высказывания третьих лиц в разговорах с ответчиком (воспроизведены в 5 публикациях);

— копии текстовых документов (размещены в 2 публикациях);

— личное мнение ответчика, изложенное в его авторской статье от 10.03.2021г. «О чём говорят политтехнологи» и в его комментариях (справках сайта) к другим статьям.

В качестве доказательства достоверности высказываний самого истца и отсутствия смысловых, лексических искажений при их воспроизведении в семи публикациях сайта ответчик готов представить по требованию суда электронные копии диктофонных звукозаписей всех восьми состоявшихся бесед с истцом (8 файлов формата WAV, общий размер 511 МБ, время воспроизведения 5 час.17мин.) Звукозапись этих бесед производилась в служебном кабинете ответчика в здании областной администрации в антикоррупционных целях. Письменное объявление об осуществлении звукозаписи постоянно находилось в поле зрения всех посетителей кабинета. Требование соблюдения конфиденциальности состоявшихся бесед истцом ответчику не заявлялось. Напротив, как следует из содержания бесед, истец сознавал, что их содержание будет использовано ответчиком по своему усмотрению и доведено до третьих лиц. Воспроизведение содержания звукозаписей в тексте публикаций произведено максимально дословно и без смысловых искажений. Поправки лексического характера сделаны только в части сокрытия нецензурных высказываний истца, устранения ненужных повторов, междометий и т.п. Истец в своём исковом заявлении не оспаривает достоверность состоявшихся бесед с ним и точность воспроизведения на сайте их содержания.

Достоверность и соответствие действительности высказываний третьих лиц, воспроизведённых ответчиком в пяти публикациях, как в отношении истца, так и в остальной их части, этими лицами не оспаривается. С учётом этого свои претензии о возможной, по мнению истца, недостоверности или ложности содержания публикаций в этой части ему надлежит обращать, кроме ответчика, также в адрес этих известных ему лиц. У ответчика не было и нет оснований считать полученную от третьих лиц и изложенную в публикациях информацию об истце ложной. По мнению ответчика, эта информация соответствует действительности. Истец не представляет доказательств обратного и не приводит ни одного факта несоответствия действительности. В случае необходимости ответчик готов представить по требованию суда документальные доказательства достоверности и аутентичности воспроизведённых им бесед с третьими лицами.

Копии текстовых документов, размещенные в двух статьях сайта, получены ответчиком официальным путём в период его работы в администрации Мурманской области в 2002-2009гг. в должности заместителя губернатора – руководителя департамента информационного обеспечения и взаимодействия с административными органами. Эти документы не относятся к категории документов ограниченного пользования, не содержат охраняемых и запрещённых для распространения сведений. Истец в своём заявлении не оспаривает действительность этих документов. При этом упоминание об истце содержится только в одном из размещённых документов (Служебная записка губернатору Мурманской области от 05.03.2003г., исполнитель Хмельницкий Б.В.) Это упоминание имеет нейтральный по отношению к истцу характер и выглядит так: «Косубицкий Александр Иванович – работал на выборах Чернышенко. Провел В.А. Мусатяна в мэры г.Гаджиево. Близко связан с сыном В. Мусатяна — Андраником и Е. Поповым, совместно с которым они создают «Газету закрытых городов». Истец не оспаривает в своём заявлении достоверность этой информации. Кроме того, она подтверждена самим истцом в разговорах с ответчиком, воспроизведённых на сайте.  Иные документы, использованные ответчиком при подготовке спорных публикаций сайта, не содержат никаких сведений, прямо или косвенно относящихся к личности истца.

Авторская публикация ответчика на сайте от 10.03.2021г. «О чём говорят политтехнологи» и его комментарии к прочим статьям сайта являются изложением личных суждений ответчика, которые не могут оспариваться истцом на предмет их действительности.

На основании изложенного ответчик считает необоснованным требование истца о необходимости признания публикаций не соответствующими действительности и подлежащими публичному опровержению ответчиком с принесением истцу извинений за распространение ложных сведений.

4.  Для оказания возможного содействия суду в анализе текстов спорных публикаций на предмет содержания в них высказываний ответчика, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию истца, наносящих ему моральный вред, ответчик подготовил и прилагает к настоящему отзыву обзор всех своих авторских текстов и комментариев, размещённых в спорных публикациях (приложение №6 на пяти листах, только для суда).

Ответчик просит суд обратить внимание на то, что абсолютно все сведения фактографического характера, упоминаемые в авторских комментариях ответчика к публикациям, полностью подтверждаются самим истцом в его собственных высказываниях, воспроизведённых на сайте.

Ответчик просит суд также обратить внимание на отсутствие в авторских текстах и комментариях ответчика к публикациям однозначно негативных оценок, суждений и утверждений в отношении личности истца, его моральных и профессиональных качеств, которые могли бы порочить его честь, достоинство и деловую репутацию. Напротив, ответчик многократно отмечает в своих авторских текстах положительные качества истца – активность, целеустремлённость, работоспособность, опытность, образованность, талантливость, открытость в общении и др.

Однократное упоминание проявленных истцом, по мнению ответчика, цинизма (статья от 10.03.2021г. «Июнь 2004. Политтехнолог Мусатян. Знакомьтесь!»), неразборчивости (статья от 12.03.2021г. «Апрель 2005. Андраник Мусатян – чиновник, и полити, и юрист…») и беспринципности (статья от 11.03.2021г. «Ноябрь 2004. Мусатян предлагал снять с выборов Савченко») сделано исключительно в применении в неофициальной политтехнологической деятельности истца.

Упоминание ответчиком ошибок и недостатков в неофициальной политтехнологической деятельности истца (участие в которой он не отрицает) не может наносить ущерб его деловой репутации, поскольку эта деятельность осуществлялась истцом неофициально, то есть без оформления трудовых отношений с заказчиками избирательных кампаний и кандидатами на выборные должности. Содержание, характер и результаты этой неофициальной политтехнологической деятельности истца неизвестны широкому кругу лиц и никак не связаны с оценкой его деловых и профессиональных качеств по местам его официального трудоустройства.

Это упоминание сделано ответчиком в форме эмоционально нейтрального по отношению к истцу замечания, а также в сочетании и в едином контексте с позитивной оценкой прочих деловых качеств истца. В этой связи изложенное в публикациях мнение ответчика в отношении истца не может квалифицироваться, как оскорбительное, унижающее человеческое достоинство истца, причиняющее ущерб его деловой репутации и подрывающее доверие к нему, как должностному лицу.

В публикациях сайта не содержатся ругательные, оскорбительные или иные, унижающие человеческое достоинство слова и обороты речи в отношении истца, которые могли причинить ему нравственные или физические страдания и нанести ему моральный ущерб. Истец не приводит никаких доказательств факта причинения ему нравственных или физических страданий, не указывает, какими именно действиями (высказываниями) ответчика причинены страдания, какие именно нравственные или физические страдания им перенесены, не указывает степень персональной вины в этом ответчика (с учётом размещения в публикациях сайта высказываний третьих лиц).

Ответчик также обращает внимание суда на тот факт, что отдельные фактографические сведения и оценочные суждения об истце, внесённые в публикации сайта со слов третьих лиц, также подтверждаются самим истцом в воспроизведённых текстах бесед с ним. Это касается, в частности, информации о его конфликтах с третьими лицами, контактах с представителями криминального сообщества, о его участии в неофициально оплачиваемых избирательных кампаниях и др. Поскольку эти сведения не скрываются самим истцом, а напротив, афишируются им в общении с ответчиком и с третьими лицами (что следует из содержания воспроизведённых на сайте текстов бесед), они не квалифицируются самим истцом, как порочащие его честь, достоинство и деловую репутацию, и не являются таковыми.

Ответчик считает необоснованным и бездоказательным заявление истца о причинении ущерба его деловой репутации также на основании того, истец не подтверждает наличие у него сформированной положительной репутации в сфере его официальной деятельности и деловых отношениях, которая якобы пострадала вследствие действий ответчика.  Истец не подтверждает наступление для него факта утраты или снижения доверия к его репутации, а также иных неблагоприятных последствий для него в результате распространения ответчиком сведений о нём.

Ответчик выражает уверенность в том, что исковые требования истца имеют основной целью воспрепятствование ответчику в распространении им общественно значимой информации, направленной на освещение угроз демократическому правовому государству, защиту интересов государства и гражданского общества.

С учетом изложенного ПРОШУ суд отказать истцу в удовлетворении его исковых требований в полном составе.

В связи с удалённостью моего постоянного проживания и высокой стоимостью проезда к месту проведения судебного разбирательства (с 2011 года единственным источником дохода моей семьи является государственная пенсия по возрасту) ПРОШУ суд рассмотреть дело в моё отсутствие.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

  1. Доказательство направления отзыва Мусатяну А.В.
  2. Копии текстов 15-ти публикаций сайта всего на 63 листах.
  3. Копия фрагмента телефонного справочника на 1 листе.
  4. Копии двух статей открытых информагентств о Мусатяне А.В. на 2 листах.
  5. Текст раздела об информационной политике сайта «ТАКБЫЛО.РФ» на 2 листах.
  6. Обзор авторских текстов и комментариев ответчика в публикациях на 5 листах.

Субботин С.А.

Судебное заседание, первоначально назначенное на 04 июня 2021г., было перенесено на 21 июня. При этом Мусатяну было предписано подготовить ходатайство о назначении лингвистической экспертизы, а ответчику, то есть мне — представить суду копии звукозаписей и документов, на которые я ссылался. Не знаю, что представил в суд Мусатян. Я же воспользовался своим правом и 14 июня направил в суд, кроме запрошенных материалов, свои дополнения к возражениям на иск:

Первомайский районный суд города Мурманска

Дело № 2-1767/2021-М-1526/2021

Истец: Мусатян Андраник Владимирович

Ответчик: Субботин Сергей Алексеевич

Дополнения к возражениям на иск о защите прав субъекта персональных данных, защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда.

1. По требованию суда ответчик представляет диктофонные звукозаписи состоявшихся бесед с истцом — компакт-диск CD-RW, содержащий записи 8 файлов в формате WAV, общий размер 511 МБ, время воспроизведения 5 часов 17 минут (приложение №1). В соответствии со ст. 77 ГПК РФ ответчик дополнительно поясняет, что звукозапись разговоров производилась в его служебном кабинете в здании администрации Мурманской области в антикоррупционных целях. Необходимость ведения звукозаписи обуславливалась спецификой служебных обязанностей ответчика, замещавшего в период с июня 2002 года по январь 2009 года должность заместителя губернатора – руководителя департамента информационного обеспечения и взаимодействия с административными органами. Обязанности ответчика по этой должности включали в себя, в частности, мониторинг общественно-политической ситуации в регионе, организацию антикоррупционной работы в органах исполнительной власти, осуществление взаимодействия с правоохранительными органами, информирование губернатора, членов областного правительства и иных заинтересованных должностных лиц о коррупциогенных факторах и коррупционных проявлениях, руководство Межведомственным советом по противодействию коррупции и криминализации экономики, Межведомственным советом по экономической безопасности.

В этой связи в служебном кабинете ответчика производилась выборочная звукозапись его служебных разговоров с отдельными посетителями, для чего использовался бытовой цифровой магнитофон марки «Панасоник». Текстовое объявление об осуществлении звукозаписи находилось в поле зрения посетителей кабинета. В случае конфиденциального или сугубо личного характера разговоров, или высказывания посетителем соответствующей просьбы звукозапись не производилась. Истец таких просьб в ходе встреч с ответчиком не высказывал.

Ответчик утверждает, что содержание воспроизведённых в публикациях сайта текстов бесед ответчика с истцом максимально соответствует представленным суду звукозаписям. Техническая обработка звукозаписей (монтаж и т.п.) ответчиком не производилась. При расшифровке звукозаписей и изложении их в текстовом виде упущены отдельные фрагменты, не имеющие отношения к теме разговора. Смысловое содержание высказываний участников разговоров в текстах публикаций не искажено.

2. По требованию суда ответчик представляет текстовый документ, который был использован им в публикации сайта от 06.02.2021г. «2001-2003. Кто такие мурманские нардепы. Кто и зачем их создал» (приложение №2). В документе нейтрально упоминается истец, как близкая связь известного в Мурманске политтехнолога Косубицкого А.И. Этот документ был составлен 05.02.2003г. помощником первого заместителя губернатора Хмельницким Б.В. и представлен мне для ознакомления и согласования в виде проекта служебной записки губернатору. Для использования документа в тексте публикации он был технически отформатирован без изменения содержания, из него исключен последний абзац (в отношении Хмеля А.А., поскольку в нём содержится информация о его личной жизни), а также добавлена фотография участников группы «народный депутат», опубликованная в общедоступном источнике «блоггер51» 14.12.2013г.

В публикации от 23.03.2021г. «2001 год. Голубцов был далёк от политики, но близок к политикам» ответчиком размещены фрагменты двух текстовых документов, полученных им в период работы в областной администрации в процессе информационного взаимодействия с Управлением УФСНП и УБОП УВД (приложение №7 только в адрес суда). Их опубликование не противоречит требованиям статьи 161 УПК РФ. В этих фрагментах содержатся сведения о представителе мурманского криминального сообщества Голубцове Е.Л., погибшем в 2001 году. Никакой информации об истце либо упоминаний о нём в этих документах нет. Истец нейтрально упоминается только в комментарии ответчика к данной публикации.

3. Относительно высказываний самого истца в текстах публикаций.

Во исполнение действующего законодательства нецензурные высказывания истца, употреблявшиеся им в ходе бесед, сохранены в текстах публикаций в завуалированном, нечитаемом виде (с пробелами). Эти высказывания и иные лексические особенности речи истца (жаргонизмы, сленговые, бранные выражения и др.) сохранены в текстах публикаций не с целью нанесения истцу морального ущерба или ущерба его репутации, а для объективности и достоверности отражения его мнения по затронутым в беседах вопросам. При этом ответчик никак не комментирует высказывания и лексические особенности речи истца, не акцентирует на них внимание читателей и тем самым не изменяет контекст его высказываний.

Из содержания звукозаписей также следует, что ответчик не вызывал истца на беседы (инициатором встреч был истец), не задавал темы разговоров, не пытался вызвать истца на откровенность и не побуждал его к совершению нелицеприятных или критических высказываний в отношении третьих лиц.

Истец не заявлял в беседах о доверительном характере своих высказываний, не просил ответчика соблюдать их конфиденциальность. Кроме того, в нескольких беседах принимали участие третьи лица, что исключало возможность соблюдения их конфиденциальности.

Следовательно, истец сознавал, допускал и соглашался с тем, что ответчик вправе и будет использовать их содержание по собственному усмотрению. Более того, из содержания и контекста бесед следует, что истец хотел, чтобы содержание состоявшихся бесед было доведено ответчиком до его руководства и иных заинтересованных лиц.

Истец не говорил о возможности каких-либо негативных последствий для него в случае разглашения ответчиком содержания состоявшихся бесед и, следовательно, не усматривал в этом морального ущерба для себя, угрозы для своей репутации, чести и достоинства. С учётом изложенного воспроизведение ответчиком высказываний истца, не может причинять ему моральные или физические страдания.

4. Об оценке сведений и высказываний ответчика об истце, содержащихся в публикациях сайта.

В связи с тем, что истец в исковом заявлении не указывает, какие именно фактографические сведения в публикациях сайта не соответствуют, по его мнению, действительности, у ответчика отсутствует возможность доказывания обратного. Вместе с тем ответчик утверждает, что все сведения о фактах, изложенные в статьях сайта, имеют подтверждение в виде задокументированных высказываний самого истца и третьих лиц, а также в виде иных документальных доказательств.

Высказывания ответчика, содержащиеся в авторской части публикаций сайта, в отношении личных и деловых качеств истца, не являются утверждениями о фактах, которые можно проверить на предмет действительности. Эти высказывания являются выражением личного мнения ответчика, которое не может быть предметом судебной защиты для истца в порядке ст.152 ГК РФ.

О том, что авторские комментарии к статьям сайта являются исключительно мнением ответчика, а не его утверждениями о фактах, прямо сказано в разделах сайта «Правовой аспект» и «Об авторе», постоянно доступных в меню на главной станице сайта (копии текстов данных разделов сайта прилагаются – приложения №3 и №4). Как следует из содержания этих разделов, изложенные в них принципы и правила распространяет своё действие на все материалы сайта.

Ответчик не отрицает того, что в комментариях к трём публикациям (указанным в его отзыве) он отметил наряду с позитивными качествами истца также его негативные качества — цинизм, беспринципность (присущие по словам ответчика всем политтехнологам) и неразборчивость. Это мнение высказано ответчиком в приличной форме, не оскорбительной и не унизительной для истца. Оно не является утверждением о нарушении истцом законодательства, о его неэтичном или нечестном поведении, не содержит в себе отрицательную оценку личности истца. В названных комментариях ответчиком даны пояснения относительно того, на чём основано его критическое мнение.

В этой связи ответчик полагает необходимым сослаться на позицию Пленума Верховного Суда РФ в Постановлении от 24.02.2005г. №3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», который рекомендует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики).

То, что истец является региональным политическим и общественным деятелем, не может вызывать сомнений с учётом общеизвестных фактов его биографии. Так, он неоднократно баллотировался на выборах в органы представительной власти, избирался депутатом мурманского городского Совета и активно участвовал в деятельности местных отделений политических партий. Кроме того, истец сам в своём исковом заявлении подтверждает это буквально, заявляя, что публикации сайта «могут существенно повлиять на возможность продолжения им активной общественной жизни».

В той же связи ответчик полагает необходимым повторно обратить внимание суда на общественную значимость материалов сайта «ТАКБЫЛО.РФ», направленных на защиту общественных интересов и освещение угроз российскому демократическому правовому государству. Подтверждение именно такой направленности материалов сайта изложено в двух публикациях, содержание которых прямо относится ко всем прочим материалам сайта, а именно: статья от 26.02.2021г. «О ком расскажет сайт» (приложение №5) и статья от 22.03.2021г. «Предисловие к нелицеприятным статьям о криминале в политике» (приложение №6). В указанных статьях изложена информация, направленная на раскрытие угроз демократическому правовому государству и гражданскому обществу, призванная оказать положительное влияние на обсуждение в обществе вопросов, касающихся организации демократических выборов и исполнения своих функций общественными деятелями.

Ссылаясь на разъяснения, содержащиеся в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 15.06.2010г. №16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», ответчик утверждает, что им не допущено злоупотребление свободой массовой информации. Использованные им в публикациях слова и формулировки являются выражением личной позиции ответчика в оценке роли политтехнологий в демократическом государстве. Эти слова и формулировки в сочетании с контекстом, в котором они употреблены ответчиком, а также с учётом единого целеполагания и иронично-критического стиля всех публикаций сайта, направлены на привлечение внимания граждан к обсуждению данной общественно значимой проблемы.

Ответчик полагает также необходимым в обоснование правомерности своих действий сослаться на позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении от 28.06.2018г. №74-АД18-1 относительно требований статей 49 и 50 Закона РФ «О средствах массовой информации», согласно которой ответчик был вправе не получать предварительного согласия истца на распространение общественно значимой информации о его деятельности.

С учетом вышеизложенного ПРОШУ суд отказать истцу в удовлетворении его исковых требований в полном составе.

В связи с удалённостью моего проживания от места проведения судебного разбирательства, ПРОШУ суд рассмотреть дело в моё отсутствие.

ПРИЛОЖЕНИЯ:

  1. Компакт-диск CD-RW, содержащий диктофонные записи бесед с истцом (8 файлов в формате WAV, общий размер 511 МБ, время воспроизведения 5 часов 17 минут);
  2. Копия служебной записки Хмельницкого Б.В. от 05.02.2003г. на 2листах;
  3. Текст раздела «Правовой аспект» сайта «ТАКБЫЛО.РФ» на 1 листе;
  4. Текст раздела «Об авторе» сайта «ТАКБЫЛО.РФ» на 1 листе;
  5. Копия статьи сайта от 26.02.2021г. «О ком расскажет сайт» на 2 листах;
  6. Копия статьи сайта от 22.03.2021г. «Предисловие к нелицеприятным статьям о криминале в политике» на 1 листе;
  7. Копии документов УБОП и УФСНП в отношении Голубцова Е.Л. на 2 листах.
  8. Доказательство направления дополнительных возражений Мусатяну А.В.

Субботин С.А.

Поставил ли суд окончательную точку в этом деле — не знаю. «Утёрся» ли Мусатян — тоже не знаю. Насколько я понимаю, свой иск он не отозвал, а значит может его возобновить. Что же касается меня, то планы делиться на сайте информацией только умножились. Ждите следующих публикаций!

Подпишитесь на обновления контента.

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.